Shadowhunters. Последний исполин

Объявление


Alec Lightwood
Clarissa Fray
Jace Wayland

Рейтинг игры: +18
Система игры: эпизодическая
Город: Нью-Йорк
Время в игре:
середина - конец августа, 2016 год

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP


Доброе время суток, дорогие гости!
Рады вас приветствовать на ролевом форуме.
На форум требуются:
Jonathan Morgenstern
Valentine Morgenstern
Maryse Lightwood
Raphael Santiago
Maia Roberts

Сюжет
Правила
Список ролей
FAQ по миру
Внешности

Акции
ACTION #oо нужные ACTION#1 канон
ACTION#2 парабатай
ACTION #3 [nephilim]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » Archive » Run, boy, run


Run, boy, run

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Run, boy, run

Участники:


Maryse Lightwood, Alec Lightwood


Время и место событий:


НЙ, декабрь 2013


http://savepic.ru/8612407.jpg

В Институте Нью-Йорка на несколько дней останавливается семья Бранвелл. Мариза Лайтвуд считает, что её старшему сыну следует поближе познакомиться с дочерью гостей, Лидией, ведь она хорошая девушка из достойного рода.


+5

2

Amatis Herondale as Maryse Lightwood

http://33.media.tumblr.com/abaa5ee424edf5b1a8662a352ce6264a/tumblr_mkvz1zOjas1rx88bto2_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/22ea3c07864607f59686d2646f8b85a2/tumblr_mkvz1zOjas1rx88bto1_250.gif

Тонкие и острые как бритва каблучки отбивали дробь по выложенному камнем полу/ Нью-йоркский Институт по факту оставлял желать лучшего и Маризе он совершенно не нравился. Как, впрочем, и любой другой Институт, куда когда-то их с Робертом могли отправить, но выбрали когда-то именно этот. Несмотря на то, что миссис Лайтвуд принадлежала  одному из старейших семейств сумеречного мира, сам факт того, что ей пришлось бы оставить размеренную, устроенную жизнь в Идрисе, оставить город, дом, друзей, поместье и детей приводили женщину в состояние легкого раздражения тогда и сейчас. Хотя, учитывая все обстоятельства это было не самым страшным что могло с ними случиться, но Институт остался самым нелюбимым местом в мире примитивных и возвращение сюда не делало день лучше.

Мариза никогда не была эталонным охотником и ее амбиции были сродни старой доброй традиции хорошего, удачного брака, когда кровь имела высшие значение, чем все боевые заслуги. Глава Института - хорошо, член Конклава - неплохо, Консул или Инквизитор - значительно лучше. Награды могли украсить твоей надгробный камень, герб бы неплохо смотрелся на воротах, но запись в Анналах Сумеречного мира, хорошая должность, влияние, положение в обществе... Увы, когда-то давно эта амбициозность сыграла с женщиной дурную шутку, которая в конечном счете едва не разрушила все то, что она так упорно строила. И строила по любви, к слову, потому как немногословный , немного стеснительный Роберт Лайтвуд ее совершенно очаровал и их пара была ли едва ли не самой крепкой среди тогдашней молодёжи. Может быть ему и не хватало амбиций, жажды побед, желания рваться вверх, но у Маризы всех этих качеств хватало с лихвой на двоих и многое тогда изменилось для них благодаря именно этому рвению. Возможно, потом даже слишком многое..
Миссис Лайтвуд замерла у высокого, затянутого патиной в уголках зеркала и оценивающе окинула свое отражение. Темные волосы, карие глаза, неплохая фигура как для матери троих детей, даже четверых, если говорить сердцем.  Мариза Лайтвуд была на диво хороша и ее очаровательная улыбка сглаживала массу углов и неловкость спустя столь длительное время. Даже в собственном браке, хотя о многом окружающие даже не подозревали, что  в этом был главный талант уже не юной дочери семейства Трубладов, который она довела до совершенства. Роберт иногда подшучивал над женой, над этой чертой держаться безупречно как бы все плохо не было , передавать эту уверенность другим и кажется добиваться невозможного одной стойкостью духа. Он говорил, что Мариза могла и демона заставить развернуться и сбежать, только лишь заведя с ним светскую беседу или улыбнувшись и тогда ее это невероятно смешило.
Позже, после восстания Валентина он перестал так говорить и они предпочитали не затрагивать болезненной темы, слишком болезненной, что даже Макс не мог сгладить именно этот угол - как и призванное на помощь все ее обаяние. Между ними больше не было искренних улыбок, всегда оставалась недосказанность и сейчас, поправляя не без того идеально уложенные волосы женщина невольно задалась вопросов когда же они это потеряли. Странно, конечно, было спрашивать у себя такое спустя столько лет, но в последнее время охотница все чаще возвращалась к этим воспоминаниям и причина этого лишь отчасти, но крылась в ее детях.Ее выдержка давала трещину когда Алек, Иззи, Макс и Джейс были рядом, сердце таяло и она могла хотя бы на время забыть о том, что произошло и происходило. И как же было интересно какой была бы она, не веси над ними этот дамоклов меч вины? Были ли они счастливы все или .. И был бы легче предстоящий разговор, не будь личный пример столь неоднозначным.
Ходж, как всегда, был немногословен, учтив и опускал глаза, пряча руну Круга и они расстались после обмена вежливыми улыбками и пожеланиями хорошего дня. Так что дробь каблучков двинулась дальше, отдаваясь в стенах огромного Института, пока стройная фигура миссис Лайтвуд не замерла у одной из дверей.
- Александр, ты у себя? Это мама, - и собрав в кулак все свое обаяние, Мариза Лайтвуд вошла внутрь.

N.B.

Я взяла за основу, что Лайтвуды руководили Институтом после Восстания Валентина, так что если это не несоотвествует анкетам, поправьте меня.

+4

3

Кто-то, например, примитивные с их ограниченным знанием мира и фантазиями, вполне мог считать сумеречных охотников за супергероев. Они сильные, ловкие, быстрые, умеют драться, обращаться с оружием, знают руны, которые дают им постоянные или временные силы. Они могли казаться идеалом, на который хочется равняться, которым можно завидовать, ведь кто сравнится с ними? Даже если есть знания о существовании Нижнего мира, на фоне его жителей сумеречные оказываются в более выгодном свете, они ведь защитники, спасители и борцы с демонами. Но даже с ними, потомками Джоната Сумеречного Охотника, с тем, в ком была частичка крови Разиэля, у кого были возможности взывать к мощи ангелов, случались неприятности, а если откровенно говоря, то полные неудачи. Ловкие, быстрые и сильные были наполовину людьми и, хотя исторически сложилось, что они отстранились от мира примитивных, у них были вполне себе обычные человеческие обязанности. Алек, видимо, был не самым плохим охотником, раз его отпускали на миссии и, вроде как, он был за них ответственен (как старший), но он, как у младших Лайтвудов завелось, испытывал некоторые сложности с повседневными делами. Например, со стиркой. Именно за оценкой причинённого ущерба и застала его мама. Она дала о себе знать, постучав, но, кажется, в ответе была не заинтересована. Как всегда. Разве перед главой Института хоть какие-то двери должны быть закрытыми? Точно нет. Два раза нет, если за ними находились ее дети и подчиненные. Алек не представлял ситуацию, в которой его могли бы застать врасплох неожиданным вмешательством. По крайней мере, он не представлял ее до этого момента. Мама зашла, а Алек тут же, резко, спрятал за спину тот позор, с которым ему теперь придется жить. И не только жить, еще и смотреть в глаза Джейсу. О, Джейс… Он так любил свои куртки, в которых смотрелся действительно здорово. У него их был, наверное, целый шкаф, возможно даже одинаковых, но факт оставался фактом, кожа была излюбленным материалом охотников в целом, и Джейса в частности.
- Мама, - произнёс Алек вместо приветсвия, кивая. Сначала нервничал, а потом понял, что вот оно – его спасение. Мама была одной из самых лучших сумеречных охотников по мнению Алека, а ещё она была великолепной женщиной, которая успевала не только следить за делами Института, но и за их состоянием. Кормила их, обеспечивала необходимыми бытовыми вещами. Совершенно точно она знала в стирке больше, чем Алек. Поэтому он, собрав волю в кулак, вытащил куртку из-за спины и продемонстрирова её Мариз. Куртка повисла в руках, жалкая, помятая и вся в жутких разводах.
- Я постирал куртку Джейса… - «что-то пошло не так», - говорил взгляд нефилима. В какой момент он не знал. Может, кожу вообще в машинке стирать нельзя? Тогда как? Он всего лишь хотел сделать приятное парабатаю, проявить о нём заботу, а в итоге всё испортил. Как всгеда. – Это возможно исправить? - Алек старался держать лицо, но брови жалобно выгнулись, да и вообще он выглядел достаточно несчастным. У него был запасной план: отправиться на поиски идентичной, даже если придётся обыскать весь Нью-Йорк, но он ведь понимал, что Джес на это не купится. Он тут же поймёт, что вещь новая и принадлежит не ему. Поэтому Алек надеялся на маму, на её опыт в подобных делах, хоть и не представлял, что она хотя бы раз совершала такую промашку, как кожаная куртка в стиральной машине. А ведь Алек было думал, что он знает об этой примитивной машине всё, что самое страшное (тёмные красящиеся вещи со светлыми и блестящими платьями Изабель) уже позади. Как же хорошо, что Мариз пришла. Кстати говоря, зачем?
- Ты что-то хотела? – напрямую спросил Алек, понимая, что мама вряд ли просто так стала искать его.

+6

4

Не о тонкостях стирки хотела поговорить со старшим сыном этим утром Мариза Лайтвуд. Тема беседы вобще близко не лежала с тем вопросов, с которым к ней обратился  Алек, а потому первой ее реакцией стала растерянность. Стройная темноволосая фигура жены Роберта Лайтвуда замерла в неярком свете ламп на фоне тяжелой старинной двери, но замешательство это длилось недолго и в итоге Мариза вздохнула и ступила в царство своего первенца, наполненное такими прозаичными проблемами. Все-таки без них, поймала себя на мысли женщина, в Идрисе было чертовски скучно, потому как порою она забывала как это быть матерью взрослых детей, у которых проблемы бывали пострашнее и посложнее нежелания есть брокколи или зубрить Серую книгу.

Но дети всегда будут детьми для своих родителей, сколько бы им не было лет.
Александру шел двадцатый год и он был давно взрослым по меркам сумеречных охотников. Он сражался с демонами, прекрасно владел луком, имел право голоса в Конклаве, отвечал за Иззи, Макса и Джейса, но .. Смотря на растерянное лицо своего ребенка, с виноватым видом протягивающим нечто, сильно смахивающее на кожаную куртку, к которым был привязан еще один ее ребенок, Мариза только и смогла что улыбнуться и сочувственно покачать головой. Это правда была трагедия.
- И как это произошло? -  подойдя к Алеку, женщина забрала из его рук нечто влажное и тяжелое, придирчиво рассматривая ущерб на вытянутых руках, подальше от дорогого черного платья и своих волос.
- Вобще-то я хотела узнать как твои дела и рассказать о последних новостях из Идриса, -  придирчиво осматривая то, что сын сделал с одеждой своего парабатая и брата, миссис Лайтвуд внезапно поймал себя на мысли, что, возможно, все было не так уж и плохо. Как раз подходящий момент поговорить о том, что она с некоторых пор держала у себя в уме и почему приехала в Институт. Роберт бы этого не одобрил, но Мариза была матерью в первую очередь, раз уж ей не повезло ыбть хорошим охотником, и этот долг требовал заняться и такими вопросами. Тем более, что ведь это был Алек.
В конце концов в бытовых моментах Александр был так похож на своего отца, что разговор о девушках -  а именно это и было темой для предполагаемой беседы со своим  чадом и матери - был бы весьма кстати. На примере несчастной куртки..
Но, ради Ангела, что с ней произошло?!
- Так что с ней все-таки  .. кхм.. случилось? Ихор, огонь или ты снова дразнил сестру? Изабель порою забывается в запале..

...

двадцатый год - то есть уже есть 19.

Отредактировано Amatis Herondale (14-03-2016 12:06:49)

+4

5

Алек с неохотой отдал куртку матери, когда та подошла ближе. Он бы предпочёл выслушать совет и сделать всё сам, исправить эту неудачу. Не хотелось показывать маме, что он не может справиться с подобным самостоятельно, а то вдруг она посчитает из-за этого, что он недостаточно компетентен, чтобы выводить Джейса и Изабель на задания? Конечно, официально им и без того было запрещено это делать из-за возраста, но на деле их в Институте Нью-Йорка было слишком мало, чтобы пренебрегать выученными охотниками, которые уступали окружающим только в количестве лет, а в чём-то и вовсе превосходили. Это касалось их обоих, Джейса и Изабель, они были невероятно искусными бойцами, смелыми, идущими до конца. Алек искренне восхищался ими.
- Я слушаю, - Алек чувствовал себя польщённым из-за того, что мама решила вот так вот просто прийти к нему и поделиться новостями. С ним. Не с Робертом. Не со всей семьёй, а конкретно с ним. Что же, либо касались они конкретно Алека (его никогда так просто не называют «Александром», стоит только услышать полную форму, как следует ждать беды. Только вот вряд ли в Идрисе кому-то есть дело до Алека Лайтвуда), либо по каким-то причинам мама считала, что слышать их должен только он. Может, она возлагала какие-то надежды на него этим? Алек нервно сглотнул, но больше не подал виду, что предвкушен, что ему хочется узнать правду. Ради неё, своей матери, да и любого другого члена семьи, Алек готов был на всё. Именно поэтому он проигнорировал первую часть, ту, которая касалась его дел. Как у него дела?.. Что же, Алек всё равно бы не смог ответить искренне (очень-очень плохо…), а врать и говорить «нормально» не хотелось. Лучше и вовсе избежать темы разговора, которая заставила бы его лгать ещё больше, он и без того погряз в этом по самое не хочу. Порой ему казалось, что ещё немного и он утонет в собственных недомолвках, которые претили ему. Алек хотел бы быть честным во всём, ему не нравилось юлить, да и не умел он, но у него не было выбора.
- Вчера мы наткнулись на демона вермитрола, - Алек произнёс это таким тоном, будто одно только название должно было объяснить, что же случилось с курткой. Впрочем, так и было. Эти демоны были уродливыми созданиями, состоящими из множества демонических червей. Отвратительные, страшные и очень мерзкие что сами по себе, что в своей гибели. Убийство демонов в принципе было делом очень нечистым, но после некоторых особей охотники выглядели так, будто их окунули в ванную с тягучим, неимоверно вонючим дёгтем. Вермитрол – не самое худшее, что могло случиться, но всё же после этого они все, не считая Изабель, конечно, потому что она обладала каким-то особенным талантом оставаться чистой и красивой даже в самых ожесточённых схватках, вернулись домой потрёпанные и испачканные. Вот Алек и решил сделать доброе дело не только для себя, но и о парабатае позаботиться. А в итоге, как всегда, лишь всё усугубил.
Я её постирал. И теперь она такая, - вот и весь грустный рассказ о том, как Джейс теперь будет ещё долго припоминать Алеку его косяк, ведь он не из тех, кто так просто упустит возможность поиздеваться над окружающими. – Всё так плохо? – Алеку необходимо было услышать окончательный вердикт, не зря же мама так долго и критично осматривала куртку.

+2


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » Archive » Run, boy, run


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC