Shadowhunters. Последний исполин

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » flashback » Flirty sister, overprotective brother


Flirty sister, overprotective brother

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Flirty sister, overprotective brother

Участники:


Alec Lightwood, Isabelle Lightwood


Время и место событий:


НЙ, апрель 2016.


http://savepic.ru/9651795.gif

Алек со временем научился мириться с тем, что Изабель выбирает себе парней не самых милых и добропорядочных. Однако нынешний её бойфренд - слишком подозрительный тип для того, чтобы заботливый брат мог оставаться в стороне.


+3

2

Середина весны принесла с собой в Нью-Йорк теплый ветер, отчего кажется стал оживать весь город, после тяжелой зимней спячки. Деревья, словно почувствовав как заботливая рука солнца, аккуратными поглаживаниями пробуждает их, отчего вытянулись ему навстречу и приготовились вновь распустить свои листочки, чтобы предстать во всей красе. Трава тоже постепенно выбиралась из состояния оцепенения, еще совсем слабенькая, но яркая и приятно пахнущая, она пробивалась сквозь увядшие травинки прошлых лет, украшая все вокруг своим летним цветом. Девушка неспешно брела по тротуару, давая отпор порывам ветра, которые то и дело наровились прогнать ее прочь или сорвать с нее теплое пальто, и подгоняли разбросанный по дорогам мусор. Брюнетка поплотнее запахнула свое черное приталенное пальто, и поспешила завернуть за угол. В сумраке, опустившемся на город к вечеру, девушка выглядела очень одиноко и почти незаметно. Она шла целенаправленно, не обращая внимания на окружающих. Ее щеки раскраснелись от ветра, что, несомненно, было ей только к лицу. Брюнетка была беззаботна и расслаблена. Этот день был особенным уже только потому, что сегодня наконец-то выдался выходной. У Сумеречных охотников редко бывают выходные, однако, когда это случается, девушка предпочитает развлекаться и вести жизнь обычного человека. Да многие девчонки ее возраста, не знающие о сумеречном мире, не думающие о том, что, возможно, сегодня, пойдя за покупками, они встретят демона, позавидовали бы нашей героине. Темноволосая, с почти идеальными чертами лица, с красивыми формами тела и восхитительным вкусом, а также с неисчерпаемым источником денег.... Да для нее могли быть открыты все двери, весь мир мог быть у ее ног, все бы могло быть, будь она обычной примитивной с обычными заботами типа "что одеть на вечеринку" или "с каким парнем встречаться". Но Изабель Лайтвуд не простая девушка, она нефелим, дитя Ангела, сумеречный охотник и все что может занимать ее в обычные будни, так это не испортился ли кнут, какой демон на этот раз? Она уже давно не чувствовала себя обычной семнадцатилетней девушкой....
Бруклин, как всегда, не пестрил прекрасными архитектурными строениями или памятниками искусства, все такой же серый, мрачный и таинственно-прелестный по-своему. Люди снуют туда-сюда, словно заблудшие души, потерявшиеся в колесницы времен и теперь не могут вырваться из этой воронки. Высокие каблуки, которым девушка почти никогда не изменяла, ритмично стучали по мощеным дорожкам тротуара, эхом отражаясь от зданий, но неслышными, потому что все звуки Бруклинских улиц сливались воедино. Девушка, покачивая бедрами, сворачивает в темный проулок, из которого выходит уже не одна. Рядом с ней, но на некотором расстоянии бредет парень на вид лет двадцати пяти, его темные волосы, коротко стриженные, открывают взгляду девушки заостренные уши, усыпанные россыпью всевозможных драгоценных камней. Бросив взгляд через плечо, девушка слегка улыбается, а затем сворачивает к бывшему пожарному депо, которое нынче переоборудовали в один из ночных клубов. Расстегнув пальто, девушка представила на обозрение всем ожидающим в очереди и просто идущем мимо свой вызывающий наряд. Кроваво-красное платье мягко обрамляло каждый изгиб тела Изабель, подчеркивая и приоткрывая все ее достоинства. Темные волосы, которые до этого были собраны в некий пучок, она растрепала, вытащив небольшую едва заметную шпильку, из-за чего волосы волнами легли на спину. На губах девушки играет улыбка и она с самодовольством наслаждается внимание всех вокруг. Ее не смущает даже то, что руны охотника, которые испещрили все женственное тело, выступали за грани ее наряда. Пропустили ее в заведение без лишних хлопот, оказавшись внутри, девушка подхватила под руку молодого человека с неестественно золотисто-красным цветом кожи, который сопровождал ее от переулка и последовала за ним в вип-комнату, где они могли бы уединится. Хорошо, вип-комната, сказано слишком громко, всего лишь небольшой топчан занавешенный полупрозрачными тканями и слегка оттесненный в сторону от основной шумихи.
Натаниэль Голдман был магом помешанным на драгоценных камнях. Поправочка, на уникальных и редких драгоценных камнях. Он скупал их везде где только можно. Он даже убивал за них и считал это нормальным. А Конклав.... Конклав не влезает в личные разборки нежити. Пока не страдают люди, Конклаву нечего там делать. Натаниэль искал камень, который помог бы ему восторжествовать над остальной нежитью, он был уверен что заставит их пресмыкаться перед ним. Конечно, наша обожательница шпилек и понятия не имела о том, кто такой Голдман, когда знакомилась с ним. Изабель познакомилась с ним на одной из вечеринок. Он был довольно обходительным и галантным, и все время повторял: - Tu es une pierre précieuse dans ma tirelire.1 Его французский акцент вскружил голову Изабель, да и влечение к нежити у девушки уже давно было нездоровым. Ни один нефилим не должен опускаться до уровня нежити и водить с ним шашни. Это изрядно портит репутацию не только охотника, но и всей семьи. Так что Изабель старалась особо не распространяться о своих отношениях. Об этом могли знать лишь пару человек, например, Алек - ее старший брат, которому она имела привычку изливать душу, ну или Джейс, который и сам не против закадрить фэйрию из закусочной.
У нефилимов столько правил, законов и устоев, которым они должны подчиняться, что ощущаешь себя не чем иным, как оружием, солдатом на вечной войне, а так порой хочется просто побыть человеком, второй составляющей нефилимской крови. Девушка примостилась рядом с магом и моментом получила поток комплиментов в ее адрес, лукаво улыбнувшись, Изабель откинула волосы с лица и начала кокетничать с магом. Тот поглаживал ее ножку, то нашептывал красивые французские комплименты на ушко, то целовал шею девушки, аккуратно прикусывая и посасывая гладкую кожу. Столь интимный момент прервал один знакомый Натаниэля, который решил поздороваться. Но как это обычно и бывает, обычным приветствием дело не ограничилось. Изабель начинала скучать от нудных разговоров магов, то и дело поглядывая на людей, танцующих в общем зале. Когда разговор зашел за былое, Изабель склонила голову к Голдману и сообщила о своем намерение потанцевать. Тот дернул головой, особо не обращая на нее внимания, полностью погруженный в беседу. И Иззи выскользнула из этого купола тканей и пробралась в центр танцпола и отдалась во власть музыке.

1(фран. прим. перевод: Ты-драгоценный камень в моей копилке)

офф

в общем-то даю тебе фантазию на его злодеяние ахаха

+3

3

Изабель была для своих братьев единственной девчонкой, которой они могли восхищаться. Другие были редкостью в Институте и, если уж на то пошло, то никто из них не шёл в сравнение с сестрой. Джейс то и дело встречался с кем-то, но это ведь всё было так несерьёзно, что вряд ли он задумывался о своих девчонках, как и личностях. Поэтому им и оставался лишь фанклуб имени Изабель Лайтвуд. Она не только красива и привлекательна, но ещё умна, остроумна и была невероятным бойцом! Никому не пожелаешь попасться под руку разгневанной Изабель, которая с клинком в одной руке, хлыстом в другой и яростью в глазах была точь-в-точь воплощением какой-нибудь богини войны. Она одинаково легко расправлялась и с демонами, и с братьями, тремя, к слову говоря. Долгое время Изабель была единственным ребёнком, с которым Алек вообще общался, а уже потом появились Макс и Джейс. И несмотря на то, какой способной охотницей сестра была, Алек не мог так просто избавиться от чувства опеки, которое в нём проснулось долгие годы назад. Изабель, наверное, лучше, чем он, но это не мешает Алеку быть её защитником. И неважно, речь идёт о выгораживании перед родителям или прикрытии во время сражения с демонами. Она не малютка сестра, с которой надо сдувать пылинки, о нет. Изабель самостоятельная и очень самодостаточная натура, ей не надо, чтобы с ней носились. Но Алек всё равно всегда рядом, потому что она для него одна из самых близких ему людей.
Поначалу, Алек очень ревностно относился ко всем парням, которые появлялись в жизни Изабель. Стоило отметить, что существовали в её жизни они недолго и быстро сменяли друг друга. Но это ничуть не помогало. Алека раздражал выбор сестры, потому что она вечно предпочитала каких-то подозрительных типов, которые ходили по лезвию ножа и находились чуть ли не в шаге от нарушения Соглашения. Каждый из них мог причинить боль Изабель, поэтому Алек терпеть их не мог. И неважно, что именно она была той, кто завлекал и обольщал, а затем кидал. В конце концов, такие красотки могут вертеть окружающими как им угодно. Алеку было довольно легко, хоть и странно, смириться с тем, что Изабель с этими её ухажерами спит, но его выводила из равновесия мысль, что к кому-то из них она может привязаться настолько, что ей разобьют сердце. Неважно: нарочно или своей оплошностью, нежеланием подчиняться Соглашению. Конечно, Изабель бесила опека брата и его попытки вмешиваться в её отношения. Алеку пришлось смириться и поумерить пыл. Ему пришлось оставаться в стороне, он научил себя не параноить из-за каждого. Если бы Изабель периодически не выбирала полнейших засранцев, то Алек бы и вовсе отстал. Но некоторые так называемые «парни» сестры были по сравнению с другими просто негодяями. И вот тогда Лайтвуд считал, что должен вмешаться и остановить сестру от необдуманных поступков, чтобы ей потом не было больно, а ещё чтобы её не втянули, даже случайно, во что-то незаконное.
Изабель была сложным и упрямым человеком. Если бы Алек просто так сказал ей, что её нынешний избранник, Натаниэль Голдман, опасен, она бы посоветовала большому брату отстать от её личной жизни и заняться собственной, что привело бы к ненужному разговору, который Алек успешно избегал годами. Иззи умела ловко переводить стрелки, в отличие от него, да и врать у него получалось просто. Он отлично отмалчивался, но подобное не могло срабатывать каждый раз, да и без того уже натолкнуло сестру на определённые размышления. И так, на этот раз Изабель встречалась с магом. Против них Алек, как таковых, не имел ничего против. В нём мог говорить Лайтвудовский снобизм, привитый воспитанием и принадлежностью к нефилимам, но не более того. Но конкретно этот представитель детей Лилит Алеку был неприятен. Всё потому, что он был жутким типом! Пришлось аккуратно напрячь Ходжа, который, конечно же, всё понял и без лишних слов, чтобы нашёл информацию. И когда оказалось, что этот маг якшается с демонами и с их помощью вымогает драгоценности у коллекционеров всех мастей… Что же, решение было принято быстро. Магам нельзя призывать демонов, но иногда это спускается им с рук. Например, когда Конклаву нужно выведать какую-либо информацию. Но когда ручной демон чародея начинает причинять реальный физический вред окружающим, тогда закрывать глаза на подобное уже невозможно. Зная, что сестра направляется на встречу с магом, Алек последовал за ней. Наблюдал издалека, осторожничал, преследовал. Пару раз он потерял её из виду, но он догадывался, куда Изабель направлялась, и потому снова находил её.
Клубы он терпеть не мог из-за того, сколько там было человек. Примитивные, жители Нижнего Мира, порой демоны. Жарко, шумно, жуткая смесь запахов, кто-то ведёт себя развязно. Изабель уединилась со своим Голдманом за прозрачной занавеской, притворно закрывающей их от остального народа. Алек наблюдал издалека, испытывая лёгкое отвращение каждый раз, когда смутные силуэты наклонялись друг к другу. Чёртов маг трогал его сестру руками, которыми проводил мерзкие ритуалы и управлял демонами для убийства. Нефилим не мог так просто подойти и заставит сестру бросить Натаниэля. Она бы из чистого упрямства сделала наоборот, да и Алек бы ещё и крайним оказался. Поэтому он дождался, когда сестра выпорхнет с ложи и двинется в центр зала, чтобы танцевать. Именно тогда он к ней и подошёл, лавируя между танцующими телами, ведь никто из примитивных его не видел, а руна помогала избегать ему ненужного контакта.
- Изабель, - оказавшись рядом с сестрой, Алек взял её за локоть. – Тебе надо кое-что узнать о твоём маге. Вряд ли он тот, за кого себя выдаёт. 

+2

4

В жизни сумеречных охотников мало того простого веселья, которое доступно примитивным. Обычные люди могут себе позволить так много развлечений, в то время как нефилимы просто обязаны блюсти закон, закон - есть закон и прочая чушь, которой рассыпается Конклав и родители девушки, и быть на страже порядка каждый миг. И каждый миг в жизни сумеречного цениться на вес золота. Ведь кто знает, быть может уже завтра Изабель не вернется с очередной охоты на демонов. Быть может завтра случиться что-то такое, что больше не позволит ей наслаждаться такими простыми радостями, как например танцы. И так много Иззи еще не успела попробовать. Она стремилась почувствовать все, испробовать каждую доступную ей человеческую радость, побыть простым человеком хоть то незначительное время, что было в ее власти. Неудивительно, что родители не одобряли ее поступки, и благо они о многом еще не знали, иначе бы наверно уже опечатали комнату руной и выпускали бы только для выполнения заданий. Ох, вот бы все тогда оторвались, избегая ее готовки. Иззи всячески игнорировала тот факт что не умеет готовить, и что никто не хочет есть ее стряпню. И получалось у нее это весьма удачно, особенно впихивать в братьев еду, хоть те и по большей части пытались скормить ее Черчу, который и сам отказывался от таких яств с барского стола. Она даже оставляла незамеченными те колкие замечания со стороны родственников о ее готовке, уверенная в том, что они лишь преувеличивают. Похоже всем Лайтвудам было присуще раздувать из мухи слона, особенно по незначительным мелочам. Даже Алек, всегда такой спокойный и уравновешенный, ценитель порядка во всем с превосходным укором поглядывал на сестру, когда та вытворяла что-то из ряда вон выходящее, что по его мнению не должен делать нефилим и умел превратить это в проблему глобального масштаба, из-за которой возможен даже конец света. Изабель еще раз поблагодарила Бога за то, что Алек не знал, куда она пошла сегодня. Лайтвуд удалось ускользнуть от братьев, нагородив с три короба, что собирается лечь спать, так как сильно устала готовя ужин за которой ей даже спасибо не сказали. Конечно, братья знали, что у Иззи уже появился новый ухажер, с которым она встречалась, но крайний раз когда Иззи виделась с ним, Алек потом косо на нее поглядывал и то и дело отпускал едкие замечания насчет очередного выбора сестры. Так что усугублять ситуацию с братом-защитником девушке не хотелось, и она умело выскользнула из института, даже не наткнувшись на Черча, который с легкостью бы выдал ее тайный побег, болтун проклятый, и хвост продаст за хорошее угощение. И теперь находясь на танцполе и поглядывая на Голдмана своими самыми соблазнительными взглядами, Лайтвуд отдыхала как просто смертный человек, танцуя и веселясь. Убедившись, что ее спутник слишком занят разговором со своим другом, Иззи закрыла глаза и полностью отдалась музыке, которая вела ее в танце. Даже не успев почувствовать, как к ней кто-то подкрался, все потому, что сегодня она явно не была готова к тому, что ее попытаются убить или похитить в заведении где полно народу, девушка легонько вздрогнула и ухватилась за свой электрум обмотанный вокруг запястья, готовая отразить нападение, когда кто-то ухватил ее за локоть. Услышав знакомый голос брата, Иззи повернулась с белым как мел лицом и уставилась на Алека. Всего мгновенье замешательства, а затем, словно кто-то щелкнул тумблером, на нее нахлынули раздражение, злость, обида, ярость. Девушка в буквальном смысле была готова взорваться от переполнявших ее негативных эмоций. Смерив брата самым злостным взглядом на который она была способна, девушка вырвала свою руку из его хватки и вновь отвернулась, проверить не заметил ли Натаниэль что-нибудь. Но тот уже вовсю был окружен магами, которые пили, шутили и хохотали, рассказывая друг другу истории. Возвращаясь к танцу, девушка всячески игнорировала присутствие старшего брата. Да, как он посмел вмешиваться в ее личную жизнь? Брат, братом, но Лайтвуд же не лезет к нему с его "особенностями" личной жизни. Иззи уже давно все поняла о своем брате. У него выходило это скрывать, но не достаточно хорошо, особенно от людей, которые так близко его знают, как она. Она до сих пор не понимала, как этого может не замечать Джейс, который был и вовсе его парабатаем. Хотя, порой Вейланд так помешан на себе и своем превосходстве, что ничего не замечает вокруг. Так вот, какого хрена, он вновь вмешивается в ее отношения, в то время как она будучи хорошей сестрой, даже старается не заводить разговоры о его личной жизни. Ключевое слово старается... Порой Алек умел вывести ее из себя так, что ненароком, но что-нибудь слетало с языка Иззи. Когда игнорировать брата стало уже непосильно, она лишь шикнула на него: - Алек, проваливай отсюда! Тебя это не касается. Однако Изабель не учла, что когда брат вбил себе что-то в голову, то он не отвяжется, пока не добьется своего. Раздражение не угасало и Лайтвуд уже даже думала залепить брату оплеуху за его выходки, но сдерживалась из последних сил. Согласитесь было бы странно для обычных смертных наблюдать, как девушка дает тумаков воздуху рядом с ней, а она была уверена, что брат нанес все предостерегающие руны. - Встретимся на заднем дворе, через пять минут. - гаркнула брюнетка, направляясь к Голдману, чтобы избежать неловких моментов, на случай если он таки вспомнит о ней,  а ее не будет в зале. Когда все было улажено и ложь Иззи была проглочена ее спутником, девушка пританцовывая и не привлекая внимание проскользнула к запасному выходу и оказалась на улице, где ее ожидал брат. Его вид вновь пробудил самые негативные эмоции и подлетев к нему, Иззи толкнула его в плечо, прикрикивая  Алека: - Какого черта тебе надо Алек? Ты следил за мной? Что с тобой не так? Почему я не могу сходить на обычное свидание без того, чтобы кто-то из членов моей семьи вмешался в это?

+2

5

Нефилимов учили читать людей и ситуацию, чтобы лучше реагировать и притворяться, если по каким-то причинам им нужно влиться в коллектив или нет возможности воспользоваться нужно руной. Чтобы у Сумеречного охотника не оказалось при себе стило? Нонсенс. Но учителя и тренера предусматривали все ситуации, поэтому их учили всему и сразу. Может, у Алека и были какие-никакие способности в этом. По крайней мере, в отличие от Изабель и Джейса он не сразу хватался за оружие, а только через минуту. Но все навыки ничто, когда речь идёт о том, чтобы понять, что думает родная сестра. Секундного взгляда на брата хватило для того, чтобы на её прекрасном лице отразилось множество интереснейших эмоций, которые в большинстве своём ассоциировались со злобой и раздражением. Не стоило ожидать другого, но Алек надеялся, что, может, она для начала послушает, что он хочет сказать, а потом начнёт метать молнии своим взглядом?
Алек ожидал, что сестра, мягко говоря, психанёт, но вместо этого она сделала невероятное – проигнорировала его. Сбросила с себя его руку и сделала вид, что никакого Алека Лайтвуда, её старшего брата, тут нет. Он не стоит над душой и не ждёт какой-либо реакции на свои слова. Но Алек ждал. Он был упрямым не меньше, чем Изабель, поэтому, скрестив руки на груди, он смотрел на девушку тяжёлым осуждающим взглядом. Что за детский сад? Он знал, почему Иззи злится – она терпеть не могла опеку над собой, потому что считала себя самостоятельной. Но чтобы так беспардонно делать вид, что Алек ничего ей не сказал? Когда он стоит прямо тут и всем своим видом показывает, насколько он недоволен таким поведением? Это глупо и наивно, если Изабель полагала, что собственная грубость заставит старшего Лайтвуда отступить, она ошибалась. Видимо, она это тоже понимала, так как всё же с ним заговорила.
Алек не стал говорить очевидное «касается». Изабель была в таком настроении, что не стала бы сейчас слушать логичные доводы. Вместо этого он кивнул на назначенную через пять минут встречу и, растворяясь в толпе, направился к запасному выходу. Он успел увидеть, как сестра прошествовала к своему этому магу, нарушителю закона. Ничего, недолго ему осталось пить с друзьями мажками, громко смеяться и соблазнять чужих сестёр. Алек разоблачит его перед сестрой, и они, со всеми своими полномочиями, смогут наказать его в соответствии с законом. Убить.
Лайтвуд ждал Изабель, привалившись к самому чистому из местной пакости участку стены здания напротив. В переулке было сыро (почему всегда сыро? Откуда течет? В Нью-Йорке дождь идёт не настолько часто), воняло и в целом присутствовало олицетворения Нью-Йорка. Граффити, мусорные баки размером с машину, чья-то засохшая блевотина. Хорошее место выбрала сестрица, чтобы поговорить. Неужели так сложно было послушать внутри здания? Послушать, понять и пойти наказывать провинившегося мага. Когда Изабель, словно огненный смерч, вышла в переулок, Алек отлепился от стены и встал в типичную алековскую позу: руки сложены на груди, взгляд упрямого барана. Он не ожидал, что сестра его толкнёт, но стоически выдержал. Она малютка, конечно, даже на каблуках, но силы в её руках было достаточно, чтобы сворачивать вампирам шеи.
- Я бы не вмешивался, если бы ты выбирала нормальных парней, Иззи, - сказал Алек, отвечая на упрёк уверенностью в правильности своих действий. Да, он следил. Да, узнал всю подноготную этого мистера Голдмана. Нет, это не гиперопека над младшей сестрой. Он всего лишь знает, что у неё дурной вкус, а значит следует проверять её ухажёров. С вероятность в восемьдесят процентов они окажутся нарушителями.
- Может, выслушаешь, наконец? Он нарушает Соглашение, - и для него это было бы уже достаточно причиной, чтобы пойти сражаться. Но Изабель с ним «встречалась», тут понадобятся аргументы. – Он призывает демонов, что, как ты знаешь, запрещено. И не просто призывает, а причиняет с их помощью вред примитивным.
Изабель – горячая молодая девушка, которая пыталась совмещать в себе ответственно сумеречного охотника и живость обычных восемнадцатилеток. Алеку не хотелось становиться причиной её злости или грусти, но ещё он не хотел быть безответственным слепым дураком, который позволит родной сестре и другому нефилиму не замечать нарушителя.
- У нас нет выбора, Изабель. Мы не можем закрыть глаза на такое нарушение, - на нарушения в принципе закрывать глаза нельзя. Но когда речь идёт о вреде примитивных, то тут правила строги не только у нефилимов, но и во всём сумеречном мире.

+1

6

Желание придушить брата не покидало девушку ни на секунду. Словно вся ярость мира наполнила ее. И честно говоря, если бы она дала волю всем этим эмоциям, здесь не то что от Алека и мокрого места не осталось, а все пожарное депо было бы разнесено и разбито на камушки. Уже не в первый раз, Алек высказывал свое недовольство ухажерами сестры. Но еще никогда в жизни он не позволял себе преследовать ее. Это казалось было уже крайним шагом. Чаша терпения Изабель Лайтвуд, которая, казалось, была бездонной, переполнялась. Давайте серьезно смотреть на вещи! Когда ты девочка подросток, тебе хочется бегать по свиданиям, влюбиться, потанцевать и завести подруг. Но учитывая, что Иззи была не просто девочкой подростком, а скорее полноценным орудием убийства в свои восемнадцать, то ни о каких подругах или влюбленностях речи идти не могло. Даже если речь зайдет о браке, то все младшие Лайтвуды поголовно женятся/выйдут замуж исключительно из политических соображений, с выгодой для всей семьи и сумеречного мира вместе взятого. Она была уверена, что родители настоят на этом, а пока этого не случилось, девушка хотела брать от жизни все. Так, какого черта, она не может себе позволить сходить на свидание и потанцевать?! Что такого криминального она делает?
От толчка в плечо Алек почти не шелохнулся и остался стоять в своей высокомерной позе, которая была настолько же исключительной, как и сам Алек. Это еще больше подстегивало и раздражало Иззи. Хотя чего она ожидала? Внутри она бушевала и топтала ножками, как маленький капризный ребенок требующий внимание к своей персоне или чтобы ему дали приглянувшуюся игрушку. Но внешне она лишь залилась краской гнева и стала метать из глаз молниями в брата, быть может одна таки попадет ему в нос и сотрет это выражение с его лица. И лучше ему было придумать хороший ответ на ее вопросы... в противном случае, она за себя не ручается.
- Нормальных парней?! Нормальных?! Да ты шутишь наверно? - Иззи даже не хотела слушать брата дальше. Перед глазами возникла красная пелена ярости и девушку понесло. - Алек! Тебе ни один парен не угодил, с которым я встречалась! Но ты никогда себе не позволял следить за мной! Ты дошел до ручки и сейчас доводишь меня до нее! - Она отвернулась от брата, чтобы не врезать ему по его невозмутимому лицу. Она любила брата, очень, но сейчас этой любви явно было не достаточно, чтобы уберечь ее от опрометчивого поступка. Изабель хоть и вспыльчивая особа, но старается складировать всю ярость в отдельном уголке своего разума, а потом выплескивать ее в борьбе с демонами. Это, пожалуй, было залогом ее спокойствия по жизни. Она меньше ругалась с братьями, больше прибывала в гармонии. Идеальное распределение эмоций, для девчонки в пубертатном периоде. - Проваливай Алек! И прибереги свои недовольства до "домашних нравоучений брата"! - девушка собиралась уже оставить Лайтвуда в этом грязном и сыром переулке в одиночестве и вернуться к веселью, что уже казалось невозможным, братик умело подпортил ей настроение, когда Алек заговорил про Соглашение. Изабель замерла, обдумывая слова брата.
Что она знала о Голдмане? Да ничего. Он был магом, коллекционером и довольно обаятельным мужчиной. На этом, ее познания о парне, с которым она коротала сегодня вечер, заканчивались. Да, ее можно было бы упрекнуть в неразборчивости и легкомыслии, но она же Лайтвуд, она умеет постоять за себя. Какая еще девушка в свои восемнадцать бегает по городу и истребляет демонов? И если бы вопрос встал о доверии брату или Натаниэлю, конечно, Иззи поверит брату. Но сейчас, находясь на взводе, она была вынуждена соперничать со своим упрямством. И увы и ах, Иззи проигрывала эту войну.
- Александр Лайтвуд! У тебя есть ровно минута, чтобы объясниться и привести весомые доводы, в противном случае, тебе придется целый месяц потакать в моих желаниях и все ради того, чтобы я тебя не придушила, или не отравила за завтраком. - Брюнетка обернулась к парню и пристально заглянула ему в глаза, стараясь всем своим видом показать, что на шутки она не настроена. Давай, братик, удивляй...

0


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » flashback » Flirty sister, overprotective brother


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC