Shadowhunters. Последний исполин

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » real life » ep.#2 Поход в музей - дело семейное.


ep.#2 Поход в музей - дело семейное.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Поход в музей - дело семейное.

Участники:


Alec Lightwood, Isabelle Lightwood, Maxwell Lightwood, Jonathan Morgenstern


Время и место событий:


События после вылазки в клуб "Адское логово". Заброшенный музей Бруклина.
23 августа


http://s2.uploads.ru/zs2TO.gif

Один из информаторов Нью-Йоркского института поделился подозрениями о том, что в старом, заброшенном музее Бруклина не все так гладко. Руководство института пообещало проверить музей и близлежащую территорию в самом скором времени. Не успев вернуться с прошлой миссии охотники направляются на новую. Разговоры о местоположении, примерном плане действий и выбора стратегии – были подслушаны Максом, который решает проверить свои силы в охоте. Информация, предоставленная одним из жителей нижнего мира, быстро оправдалась, в музее находились отреченные

Би-2 – Блюз 16+

+2

2

- Не нравится мне, что Джейса отправили без нас, - несмотря на то, что это вызывало недовольство еще в Институте, когда им только давали задания, Алек высказался по этому поводу только сейчас. Они уже были далеко, вышли из метро и теперь направлялись к этому самому подозрительному музею. Впрочем, Изабель, вероятнее всего, и до этого догадывалась о причине, по которой брат стоял в подземке с таким хмурым лицом. – Наверняка, все дело в той примитивной, - последнее слово было произнесено не просто с известной долей высокомерия, но и отвращением к конкретно этой рыжеволосой особе. Кто она такая? Ворвалась на разборку, испортила выполнение задания, вскружила голову Джейсу. Что-то Изабель, вот, не очень стремилась вызваться добровольцем на общение с той девчонкой. Алек знал парабатая. Если уж тому что в голову втемяшилось, то он ни за что не отступится. А то, что незнакомка стала ему интересна после того, как вмешалась, было видно невооруженным взглядом. Подумаешь, увидела она их, такое случается. Ничего в ней не было особенного по сравнению с другими видящими, Джейс, скорее всего, клюнул на то, что она девчонка привлекательная (наверное. Уж его точно экспертом было не назвать). Просьба Ходжа разыскать её и привести лишь сыграли Джейсу на руку, ему не пришлось делать всё без предупреждения. Алек со злостью поправил перчатку для стрельбы, потому что ему вдруг показалось, что она сидит слишком слабо.
- Надеюсь, он её не найдёт, - не унимался Алек, пытаясь казаться раздраженным потому, что проверять наводку пришлось отправиться вдвоем. Разумеется, пары охотников обычно хватает для заданий подобного рода, если что, можно вызвать подмогу, приценившись к ситуации. Но у них тут не было бесконечного штата, из всех, кто мог прийти - только Джейс. А где он сейчас? Вот именно. Для того, чтобы его вызвать, придётся тратить время на звонок, а затем ожидание, а ведь времени может и не быть! 
Легче, конечно, не стало, но Алек заставил себя отчистить разум на время, ведь они с сестрой уже завернули с пешеходной улицы к музею. Внешний вид оправдывал присвоенный зданию статус "заброшенного". Расположение было неудачное, слишком далеко от главной улицы, подъезд как и парковка отсутствовали. Это сумеречным охотникам с их выдержкой ничего не стоило делать переходы на большие расстояния, а примитивные они же слабые и ленивые. На первом этаже окна были выбиты, нигде свет не горел и на первый взгляд никого внутри не было. Но было бы странно, стой враги у окна и смотри на дорожку в ожидании гостей. Если верить информаторам, тут были замечены отреченные. Но вот сколько их? Они глупы как пробки, зато агрессивны. Засада Лайтвудов вряд ли ждала, но если они не будут осторожными, то могут попасть в неприятности. Встав напротив большой двустворчатой входной двери, Алек вытащил из колчана стрелу и установил её на луке, приготовившись, если что, стрелять.
- Открывай, - сказал он Изабель. Если кто-то выскочит из только-только открывшейся двери, то тут же получит стрелу в глаз. - Помни, держимся вместе и не разделяемся.

+4

3

Макс мирно посапывал в библиотечном кресле, забравшись в него с ногами и свернувшись каким-то несуразным клубком, прижимая к груди потрепанный экземпляр «Хроник Нарнии». Последняя история едва ли не выпотрошила морально, так что он и сам не заметил, как уснул. Впрочем, не в первый раз. Кресло здесь было нереально удобное, уютное такое, да и само место тихое. Впрочем, как и весь институт, вот только здесь была какая-то своя, особая атмосфера: огромные деревянные стеллажи, сотни книг, запах старых страниц и выцветших чернил. Порой ему казалось, что пока он читает, персонажи книг бродят среди стеллажей, подглядывают через просветы меж полками, сидят где-то рядом, совсем близко. Всего лишь бурное воображение. Но когда живешь в мире, который большинство примитивных считает выдуманным, невольно задумываешься, а что еще может быть правдой.
Может быть, он бы так и проспал бы в библиотеке до вечера, если бы не услышал скрип двери. Мальчик подскочил на месте от неожиданности, едва не выронив книгу из рук. Громкие голоса, знакомые, родные – старшие.  Облегченно выдохнув, Макс потер рукавом подбородок, стирая слюну и сладко потянулся, выпрямляя затекшие конечности. Как-то последнее время у них столько миссий, что даже поймать их, чтоб посидеть да поболтать вместе не удается. Хоть бы с собой тогда брали. Он ведь уже достаточно взрослый! И почему его никак не согласятся отпускать? Макс совершенно отказывался принимать какие-либо аргументы касающиеся его возраста. Если бы ему только дали себя проявить он бы обязательно смог, а так ни шанса.
Макс открыл было рот, собираясь подать знак, что он, между прочим, тут сидит, но так и не издал не звука, стоило услышать о чем именно они говорят. Новое задание. Только вернулись, а уже опять собираются намылиться куда-то и оставить его здесь. Если бы они только знали, что он здесь, тогда бы непременно отправили бы в другую комнату, сказав, что это «взрослый разговор». Они всегда так делали, когда не хотели, чтоб младший слышал что-то лишнее. Но разве же это лишнее? Это же полезная информация! Он же даже может помочь!
Макс беззвучно выскользнул из кресла и подкрался поближе к столу, возле которого они разместились. Осторожно ступая на носочках, он подобрался так близко, как только можно было чтоб его не заметили, и тихонько слушал, стараясь запомнить каждое слово. Даже дыхание невольно задержал, боясь, что его кто-то может услышать. Не услышали. Всего же хорошо, что в его семье не самые лучше конспираторы. То ли дело он!  Вот так посидел немного среди книжек и успел и место выведать, и время проведения операции, и даже их особые тактические примочки, которые они так скромно обозвали «планом». Поразмышляв, взвесив все «за» и «против» Макс пришел к выводу, что если когда и доказывать, что он способен на многое, то именно сейчас. Когда еще обломится шанс и будет столько информации? Вряд ли в ближайшее время. Сначала семейству придется признать, что он уже достаточно взрослый, а пока что они слишком погружены в свой самообман, что он ребенок и его нужно оберегать. Придумали же такое! Он же мужчина, черт возьми, пусть и компактный. Вот он  как взрослый мужчина и принял решение, так что стоило брату и сестре покинуть библиотеку, он оставил свое укрытие и побежал готовиться. Нужно ведь успеть прихватить меч. Он бы хотел взять лук. Стрелять из лука очень круто. Но тогда он может случайно выстрелить в кого-то из старших, а это не очень хорошая идея. Лук еще нуждается в практике. А вот с мечом или клинком проблем быть не должно. Ну не отрубит же он, в самом деле, кому-то какую-то конечность случайно?  Макс поморщился, представляя, и пообещал себе быть осторожней.
Подошел Макс к делу серьезно, вооружился до зубов. Но когда попробовал идти, понял, что слегка перестарался, пришлось скидывать больше половины того что набрал. И как только Джейс носит на себе столько ножей одновременно? Если не забудет, обязательно спросит. Макс нервно взъерошил волосы и еще раз проверил, взял ли все необходимое. Стило при нем, клинок тоже. Чего еще в жизни нужно? Вроде бы ничего. Мысленно кивнул сам себе и выскочил из комнаты, собираясь направиться за старшими. Как раз вовремя, чтобы можно было не потерять их из виду. Так Макс и крался, стараясь не попасться им на глаза, пока они не добрались до музея. Подземка, надо признать, тот еще стресс. Как вообще примитивные там выживают? Затопчут и глазом моргнуть не успеешь. А если моргнешь, есть все шансы потерять брата и сестру. Стресс один. Каким-то чудом все же добрались.  Мальчик скрылся в ближайших кустах и принялся ждать, что будет дальше. Раскрывать себя пока рано. Пока они не вошли, еще могут отправить домой, а он домой совершенно не хотел.

+5

4

Существует традиция, согласно которой каждый нефилим по достижении совершеннолетия отправляется на «стажировку» в другой Институт, чтобы набраться опыта и познакомиться с представителями других семей. Обычно молодежь с нетерпением ждет этого часа и стремится отправиться навстречу приключениям как можно быстрее и, желательно, на долгий срок. Но видимо, само мироздание было к нам благосклонно: нашелся подходящий вариант – засидевшийся в стенах родного Института парень, которого тетушка лишь сейчас решила отправить погостить в другое место. И пусть мой французский далек от совершенства, сомнительно, что мне придется им активно пользоваться, вероятно, лишь пары-тройки ненароком сорвавшихся с губ слов окажется достаточно, чтобы все поверили, тем более, настоящий Себастиан именно так на английском и выражался. Кроме того, всегда можно нанести руну на скрытый одеждой участок кожи, впрочем, даже если кто-то заметит, как они докажут, что это не для лучшего понимания английского. Изменить цвет волос, перенять некоторые характерные особенности поведения и манеру письма и устной речи, научиться подделывать почерк и изучить биографию – и все, «копия» готова. Для незнакомых с ним этого хватит, а с близкими родственниками встречи не предполагаются, ведь в лицо его знает лишь та самая тетушка, что заменила ему родителей, а она точно не покинет Францию. Об остальном же позаботятся отец и Ходж, последний и письмо от «моей» тетушки всем предъявит, и необходимую информацию вовремя напомнит, если понадобится, ему все равно деваться некуда, слишком глубоко увяз.
И пусть кандидатура этого парня идеальна лишь со словом "почти", особо выбора у нас и не было, а Верлак оказался слишком легкой добычей, такой наивный и глупый нефилим, даже сопротивление не оказал толком - скучно. Впрочем, решающим фактором были не его личные особенности, а Институт, в который ему предстояло отправиться. Нью-Йорк - город, который больше прочих интересовал нас с отцом; в котором точно живет мой названый брат, на которого отец тратил столько времени и внимания и который даже понятия не имеет, кто он такой на самом деле, и вероятно, живет моя мать - предательница, что бросила нас с отцом много лет назад, когда я еще был совсем маленьким ребенком, физически нуждающимся в присутствии матери рядом. И пусть нашлась та Мать, что всегда незримо была рядом, благодаря которой я стал именно таким, какой я есть, но… Нет, сейчас не время. Я выскажу ей все в лицо,  лишь когда придет момент истины, а пока лучше забыть о личных мотивах. Отныне я Себастиан Верлак - приветливый,  дружелюбный, доверчивый и наивный нефилим [как же хорошо, мне нет нужды становиться полной его копией, это было бы омерзительно], который верит в Закон и защищает его ценой своей жизни, и ничего не знает о планах Валентина и, тем более, о моем, Джонатана, существовании. Цирк одного актера.
Сама идея принадлежала отцу, разрабатывали план мы вместе, а воплощать его в жизнь придется мне одному. Главное, попасть в Институт и не вызвать ненужных подозрений, а с этим проблем возникнуть не должно, в первое время точно, а дальше все будет зависеть от доверчивости живущих там охотников и убедительности моей игры,  вот и проверка актерского таланта. Иногда я думаю, что это слишком мелодраматично и глупо, даже бессмысленно, но если отец загорелся идеей, его уже не переубедить. И в этом его сила, обычный человек уже давно сдался бы, прогнулся под Конклав и отказался от своих убеждений, не отец, он остался верен себе.
Для чистоты эксперимента в город я прибыл уже один, через портал добрался до нужного здания – если уж придумывать историю, некоторые детали которой легко можно проверить, то уж хотя бы частично основанную на реальных фактах. Глупые нефилимы непременно заинтересуются внезапной демонических активностью в заброшенном здании музея [прекрасное место для логова всякой нежити и воплощения нашего замысла] и придут с инспекцией, в ходе которой и найдут бедного несчастного собрата, который в одиночку пытается отбиться от своры кровожадных демонов, ах какой храбрец. Лишь бы достаточно поверить в этот спектакль, чтобы не рассмеяться при виде их удивленный лиц, когда они узреют эту героическую картину. Как отец ни старался, а держать эмоции под тотальным контролем я так и не научился, все равно через маску пробиваются истинные чувства, которые можно лишь постараться замаскировать под что-то иное или же быстро перевести в другое русло, но особо наблюдательные или же те, кто специально присматривается, все же могут заметить несоответствие эмоций словам и неестественную натянутость мышц. Впрочем, даже если я внезапно рассмеюсь, это можно будет списать на нервный срыв, ситуация все же неординарная и стрессовая, всякое может быть, а неподобающую случаю ухмылку запросто можно скрыть в пылу битвы - демоны их должны заинтересовать куда больше, чем выражение лица незнакомца, пусть и сумеречного охотника. Осталось лишь набраться терпения и ждать, а в нужный момент поднять занавес и начать представление.

[NIC]Jonathan Morgenstern[/NIC]

Отредактировано Jonathan Morgenstern (29-02-2016 19:05:30)

+4

5

Изабель София Лайтвуд - единственная дочь и член одной из самых древнейших династических семей сумеречных охотников. Вокруг семейного древа этой семьи ходит не одна легенда и история, которые достойны не только самого искреннего восхищения, но и уважения. Один из предков Лайтвудов стоял рядом вместе с Джонатаном (самым первым нефилимом, который начал истреблять демонов и как бонус плюс являлся любимцем Разиэля) и был не только его преданным соратником и другом, но и отважным воином, который отправил в мир иной отдыхать не один десяток демонов.
Вдохновленная таким ярким примером из истории, слегка приправленным сексизмом окружающих охотников, и Мариза Лайтвуд решила во что бы то ни стало превратить свою дочь в гладиатора, которому даже самая настоящая арена смерти будет не помехой. С юного возраста Изабель (собственно, как и ее братьев) готовили абсолютно ко всему. Небо вдруг начало пылать и падать на простых смертных? Все отлично, мы к этому полностью готовы. Начался зомби апокалипсис? Так и знали, у нас есть план.
Охотники были готовы ко всему, кроме (как оказалось) такой милой мелочи как примитивная - зрячая, вмешивающаяся в демонско-нефилимские дела. С одной стороны, ну подумаешь, перебрала дамочка с коктейлями и память отшибло о том, что помимо людей в этом мире есть множество разнообразных существ.
А с другой стороны, было несколько странно наблюдать за девушкой, которая не понимала происходящего и вела себя как обычная примитивная. Эгоистичная Изабель, как и Алек, не хотела чтобы Джейс один бегал по всему Нью-Йорку в поисках полоумной_зрячей, которая совершенно недавно чуть не помогла провалить миссию. А потом еще упрашивать отправиться с ним в институт для беседы. Но вот логичная Изабель понимала, что такие вещи нужно мониторить, а вдруг у этой рыжей шарики совсем за ролики заехали?
Дорога до временно недействующего Бруклинского музея Клойстерс (который ранее был полностью посвященный коллекции средневекового искусства) от института занимала около 1,5 часа (это если на метро, на такси время увеличивалось практически в два раза).
В это время суток метро не было оживленным и брат с сестрой могли разговаривать в вагоне, но Лайтвуды предпочитали молчать, лишь уже практически у самых дверей музея, Алек решил нарушить молчание.
- Ты прав, наш брат в одиночку не справиться с тем рыжим монстром. Видел ее мускулы? Нужно было целый отряд особо натренированных  стражей вызывать и еще Безмолвных братьев, вдруг будет много крови?! Изабель действительно приложила не мало усилий чтобы ее голос и внешний вид выглядели максимально серьезными, но посмотрев на брата громко рассмеялась.
- Расслабься, такие миссии как у Джейса уже даже Максу можно поручать. Не приятное чувство напряжения, что донимало девушку спало (спасибо Александру, за то, что отвлек и заодно рассмешил) и Лайтвуд даже не заметила как они достигли заданной цели.
Судя по внешнему состоянию музея, он давно был заброшен (скорее всего, власти даже не думали его открывать позже, как гласило объявление возле входа). Разбитые окна на первом этаже тонко намекали, что данное место являться жилищем бродяг и местом встречи для проблемных подростков. Освещение на данной улице работало не в полную силу, часть фонарей были повреждены, а лампочки разбиты. Стены музея были покрыты краской, кроме стандартных, ничего не значащих граффити, были и нецензурные слова, которые кто-то по началу пытался закрашивать, но позже сдался на милость невоспитанной шпаны.
Место не просто выглядело заброшенным, оно было отвратительно жалким.
Неизменная часть любого гардероба Изабель - браслет в виде змеи, плавно соскользнул по запястью девушки, ведя себя как самая настоящая кобра, а не оружие или аксессуар. "Змея" замерла в ожидании, пока ее хозяйка отворяла дверь. Девушка старалась издавать как можно меньше шума, но вместо этого получила противный скрежет. Из глубины музея повеяло холодом и неприятным запахом плесени и затхлости.
Проходы между комнатами были сделаны в виде громоздких мраморных колон или изящно - аккуратных арок (скорее всего, все зависело от тематического наполнения комнаты, но уже сейчас это никак нельзя было узнать). В какой-то момент девушка поймала себя на мысли, что нужно было сюда прийти, когда это место работало и было музеем. На полу валялся разнообразный мусор начиная от банальной пыли и разбитых окон, заканчивая упаковочными пакетами из McDonald’s. Внутренние музейные стены также были покрыты различными надписями, на одной из стен был черный след от сажи, тут определенно если не жили, то точно обитали некоторое время.
- Это место нагоняет на меня тоску, - вместо ожидаемого шепота, голос Изабель прозвучал довольно громко, словно гул бетономешалки в спальном районе примерно в пять утра чудесного воскресного утра. Охотница уже хотела открыть рот чтобы произнести: "Тут явно никого нет", как в одной из дальних комнат что-то зашевелилось. Это так называемое что-то, поднялось с пола и теперь было почти под два метра ростом.

+4

6

Изабель если и разделяла недовольство брата, то не показывала виду. Наоборот, она была, как обычно, весела и язвительна. Алек недовольно вздохнул, смирившись уже давным-давно, что если его слова и воспринимали всерьёз, то предпочитали не заострять на этом внимание. Может, думали, что тогда старший загордится и станет ещё более невыносимым? Вариант с тем, что им в принципе плевать, рассматривался как рабочий, но нежелательный. Всё-таки иногда они с ним соглашались. Стоило признать, за колкостью Изабель скрывалась истина: Джейс смог бы справиться с целой толпой таких вот подозрительных девиц, каковой являлась та рыжеволосая примитивная со способностями. Так что по сути и волноваться незачем, если, конечно, ты не Алек Лайтвуд, который не одобрял практически всё, что происходило без его ведома (да даже и в ином случае сложно было угодить). И уж тем более ему не нравилось, что его парабатай был сейчас не с ним (или наоборот), а искал девушку, которая его, так или иначе, заинтересовала. В самую пору было злобно дышать и думать, как бы выпустить пар. Сколько раз Алеку приходилось это видеть, но каждый раз, как первый. Джейс проводил время так, как ему хотелось, и с теми, с кем хотелось, а Алек оставался где-то позади со своими секретами. Поиск рыжей девушки был заданием, только эта мысль и успокаивала, возможно, личной заинтересованности у Джейса не было.
- Ты права, - люди с Видением встречались не так уж и редко, если на то пошло. У таких в родстве точно был кто-то из волшебного народца, но это не делало этих людей фейри, нефилимами или кем ещё. Они просто могли видеть чуть больше, чем прочие примитивные, и на деле были даже менее защищёнными, чем они. Поэтому, если люди с даром попадались им на глаза, сумеречные охотники должны были оказать содействие и помочь не сойти с ума, объяснить. Должны-то должны, с этим не поспоришь, но личное отношение никто не отменял. Поэтому, здорово, если та примитивная затеряется, а потом забудет обо всём, что видела, примет тот вечер за шутку, которую сыграл с ней разум. Она ведь была в клубе, а там и алкоголь, и прочие вещества. Если бы только это было возможным, ведь на самом деле, они теперь были обязаны её найти.
Отбросив все посторонние мысли, Алек наблюдал за тем, как сестра направляется к двери и, уже находясь рядом с ней, заставляет своё излюбленное оружие ожить. Видел он это краем глаза, ведь продолжал целиться, в ожидании незваного гостя. Хотя, это ведь они гости, тогда, в ожидании незваного хозяина. Однако такого за дверью не оказалось. Лайтвуды не встретили никакого сопротивления и какое-то время перемещались в полной тишине. Алек не опускал лук, готовый выстрелить, осматривался по сторонам. Когда их было всего двое, он предпочитал идти немного впереди – если кто-то вдруг выскочит из-за угла, он должен оказаться первым, кого враг встретит на пути, а уже потом только Изабель. Думал и заботился о ней всегда, даже во время миссий, и пусть хоть кто пытается доказать ему, что он – лучник, у него оружие дальнего действия, что ему нужна дистанция, он проигнорирует и продолжит делать то же, что с самого первого дня, когда им позволили без взрослых отправиться на задание.
Какое-то время они продвигались без каких-либо сюрпризов. Музей был заброшен и он был огромен, поэтому ощущение, что они тут всё-таки одно рано было воспринимать серьёзно. В здании было несколько этажей и секций, они же успели увидеть четверть, если не меньше. Голос Изабель раздался громко, хотя она шла рядом и не повышала голос. Алек не знал, о какой такой тоске говорила Изабель, лично Алек не видел в серых стенах ничего, кроме серых стен. Одно из многих заброшенных зданий, которые, по каким-то причинам, были в почёте у демонов, да и у некоторых жителей нижнего мира тоже. Когда раздался посторонний шум, причём невозможно было понять, как далеко или близко, ведь здание пустовало и эхо разносилось во все стороны, Алек выставил в сторону руку со стрелой, таким образом давая Изабель понять, что необходимо остановиться. Однако, пока ничего не происходило, поэтому можно было двинуться вперёд.
- Приготовься, - прошептал сестре, сдвигаясь с места. Были слышны шаги, однозначно не их, ведь на нефилимах была специальная руна, поэтому появление в большом зале, в который они только что вышли, высокой фигуры, никого не удивило. Алек остановился и прицелился, ожидая, когда фигура что-то сделает, выдаст себя. Отречённый или нет? Это мог быть вампир, и тогда просто так нападать на тех было нельзя. Однако незнакомец, превосходящий ростом даже его самого, вдруг издал неопределённый рычащий звук и помчался в их сторону. Стрела прилетела ему прямо в лоб, пробив череп и навсегда остановив. Алек медленно подошёл к телу на полу и, готовясь к неожиданностям, если это вдруг окажется какая-нибудь бессмертная тварь, присмотрелся, чувствуя, как печёт руна ночного видения.
- Руны, - осведомил он Изабель, проводя пальцем по грубым шрамам, высеченным на чужой шее и ладонях. – Отречённый.
Значит, сведения оказались верными хотя бы частично. До них дошла информация, что отречённых тут целая группа, необходимо было разобраться с ними и, по возможности, выяснить, как, зачем, а самое главное, кто это сделал. Создавать отречённых – одно из самых ужасных преступлений в мире сумеречных охотников, естественно, это нельзя было оставлять вот так вот.
- Идём… - «дальше», хотел скомандовать Алек, поднимаясь, но вдруг со всех сторон, даже оттуда, откуда они только что пришли, послышался шум от бега сразу многих существ, а затем помещение начало наполняться другими отречёнными, очень похожими на того, которого он только что убил. Выглядели и одеты они были по-разному, в руках некоторых можно было заметить отломанные доски и всё, что могло сойти за оружие, а во взгляде было одинаковое безумие и отсутствие хоть какого-то интеллекта. Отправлять отречённых в мир иной – милосердие, а не убийство, так учил Кодекс, поэтому рука не дрогнула, когда Алек выстрелил в того проклятого, который был ближе всего к Изабель.

+4

7

Макс сидел в кустах, стараясь не только не шевелиться, но и даже не дышать. Старшие исчерчивали свои тела таким количеством разнообразных рун, что с их набором необычных, но несомненно полезных, способностей они вполне могли бы потягаться с супергероями из комиксов, или с главными героями разнообразных манг, так что он то и дело опасался, что его слишком быстро обнаружат. Хорошо хотя бы ни в ком из его братьев нет нервного девятихвостого лиса, способного захватить тело, когда он в дурном настроении. Может быть, конечно, Алек или Джейс с этим делом справились бы куда лучше Наруто (у того ведь совсем все плохо с самоконтролем и лисоконтролем) но проверять не хотелось. А вот Изабель вылитая Анко. Ну, может не очень вылитая, но у нее были змеи в рукавах, а у Изи хлыст, напоминающий спящую змею на запястье.
Мальчик помотал головой. Совсем не время сейчас думать о манге. Момент-то вон, какой ответственный, он же проявить себя должен, а если сильно будет отвлекаться, то ничем хорошим это не кончится. Юный почти охотник достал клинок, шепнул его имя, и покрепче сжал рукоять. Оружие ощущалось непривычно. Ему хоть и доводилось тренироваться, но одно дело отрабатывать простейшие приемы в безопасном месте, и совсем другое сидеть в кустах, в полевых условиях и готовиться к возможной битве с неизвестно кем.
Старшие прошли внутрь музея, и Макс, как можно тише покинул свое укрытие. Можно было бы пойти за ними следом, но Лайтвуд решил, что попытка прокрасться за спинами старших не поможет продемонстрировать всю степень его храбрости и готовности к важным заданиям.
«Нужно проверить периметр,»- решил для себя он, хотя и не особо представлял, как именно он собирается это сделать и что именно там вообще проверять. Здание казалось пустым, забытым всеми.
«Может, есть еще вход? Тогда я смогу их встретить и сказать что-то крутое. Например: «А я уже все проверил, что вы так долго?» Даааа… Или нет… Джейс бы точно придумал что-то крутое.»
Макс насупился и пошел дальше.  Впереди виднелась еще одна дверь, как ни странно открытая, постукивающая от сквозняка. Может так и брел бы крадучись до самой двери, если бы где-то внутри здания не раздался звук бьющегося стекла. Что-то случилось. Сердце ускорило ритм, его биение отдавалось где-то в горле, дыхание перехватило, и он побежал что есть сил к ближайшему входу. Заскочив в темный коридор, он оглянулся по сторонам, пытаясь хоть что-то разглядеть во мраке, параллельно нащупывая в кармане ведьмин огонь. Где-то вдалеке снова раздался звук бьющегося стекла, топот ног, такой, словно целая толпа людей спешит куда-то опаздывая. Дверь за спиной вновь открылась, пуская полоску света в коридор. Макс спихнул бы все на сквозняк, но огромная темная тень, нависшая над ним, явно была не лучшим знаком. Огромная фигура стремительно приближалась к нему, намереваясь поймать его цепкими пальцами, мальчишка в ужасе отпрянул. Как раз вовремя - крючковатые пальцы поймали лишь воздух там, где несколько секунд назад была его голова. Темная фигура издала рычание и снова направилась к нему, Макс только и успел, что отскочить, вскидывая руку с клинком. Острое, светящееся лезвие полоснуло чужую руку, срезая пальцы. Макс даже сам не понял, как так вышло, лишь с ужасом осознал, что только что сделал, когда обрубки попадали на пол, подскакивая.  Человек (человек ли?) взревел, хватаясь кисть, размахивая покалеченной рукой. Горячая жидкость брызнула в лицо, и Макс с ужасом понял: «Кровь». Он только что кого-то случайно покалечил. А если это примитивный? Нет! Примитивные не подкрадываются вот так! Существо кинулось в его сторону.
Вот о таком исходе Макс не подумал, совсем не подумал. Ну откуда ему было знать, что в музее можно наткнуться на такое?!
Максвелл кинулся со всех ног дальше по коридору, на ходу поправляя очки, чтобы они не упали. Не хватало еще оказаться слепым как крот наедине с этим чудищем. Поворот, еще поворот, двери, множество дверей. Он дергал на себя то одну, то другую ручку, но везде оказывалось заперто. Узкие коридоры сменялись просторными залами, а он бежал, петляя, надеясь, что может быть, эта неведомая штука отстанет. К одинокому топоту за спиной присоединился еще один, и еще. То ли эхо, то ли их становится больше. Макс бежал, то и дело, оглядываясь назад. В конце очередного коридора виднелась открытая дверь, восприняв это как знак свыше, он ринулся туда. 
Забежав внутрь, резко захлопнул за собой дверь и попятился, осматриваясь, судорожно соображая, чем можно ее подпереть. Что он вообще может передвинуть с его-то силушкой?
Внутри комнаты что-то зашевелилось, и Макс аж на месте подпрыгнул, выставляя вперед руку с запачканным кровью клинком. Вот только кто бы там ни был, бросаться на него явно не планировал.
-Ты еще кто?!
Ответ Макс получить так и не успел – дверь резко распахнулась, с громким стуком ударяясь о стену.

+4

8

Время шло, час икс приближался – в этот момент посланные с инспекцией охотники должны быть как минимум в пути, вероятней, уже на подходе. Уголки губ невольно приподнимаются в легкой предвкушающей усмешке, но для веселья еще рано, сначала надо завершить дело.
Джонатану никогда не нравились отреченные: да, сила была на их стороне, они были хорошим «пушечным мысом», но управлять ими неудобно, потому что тупы как пробки и способны следовать лишь четким указаниям, никакой самостоятельности. И компания из них сомнительная, даже не поговорить, уж лучше в одиночестве побыть в этой пыльной комнате, где воздух наполнен запахом затхлости и плесени, что свидетельствует о заброшенности здания. Он повел плечами и обвел взглядом «подчиненных»:
- Слушайте меня. Сюда направляется несколько нефилимов. Надо привлечь их внимание, ненадолго задержать, оказать сопротивление, но пропустить сюда, ко мне. Нефилимов не убивать, не калечить, сильно не ранить. Вы поняли? Идите!«устройте нашим гостям «теплый прием», эту встречу они должны запомнить», добавляет он мысленно.
Натренированный слух и руны позволяли слышать, что происходит в других комнатах и даже на улице, чему способствовали еще и разбитые какими-то хулиганами стекла. Какое-то время спустя противный и протяжный скрип входной двери возвестил о прибытии долгожданных гостей; даже чуть раньше, чем ожидалось. Сейчас их ждет неприятный сюрприз в виде посланных на встречу отреченных, которых  тоже не так-то просто убить (что обычно расценивается негативно, но при определенных обстоятельствах может послужить хорошую службу), впрочем, для обученных охотников это не должно оказаться непосильным препятствием - скорее закуска, которая лишь повышает аппетит и разгоняет адреналин по венам.
Почему-то слышно присутствие лишь двух охотников: слышатся звук рассекающего воздух и плоть хлыста, вибрация тетивы и стремительный полет пронзающих воздух и тела стрел. Вывод очевиден – Лайтвуды, брат и сестра. Но почему вдвоем? Где же «дорогой братишка»? Неужели посадили под домашний арест после очередных его выкрутасов, который закончился хуже, чем обычно? Это было бы слишком печально и скучно, хотелось бы посмотреть на него в действии, а не продолжать довольствоваться слухами, что ходят о его скромной персоне. Или он получил серьезные травмы и вынужден отлеживаться? Хотя ничего масштабного и опасного в последние дни не происходило в городе, насколько я знаю, а неуклюжестью он точно страдать не может, следовательно, случайно травмироваться не мог. Значит, либо у него были иные причины остаться в Институте (но это предположение вызывает больше вопросов, чем ответов), либо был отправлен в другое место и на другую миссию, что тоже заставляет задуматься. Что же еще такого сегодня_сейчас произошло в Нью-Йорке, что понадобилось вмешательство сумеречного охотника? И что примечательно, лишь одного, хотя на миссии и в патруль обычно ходят по два-три человека, одному бродить глупо и беспечно.  Странно все это, надо будет ненавязчиво выяснить, что происходит, когда этот спектакль будет окончен.
Он слегка размял мышцы после утомительного ожидания и достал меч, чтобы произвести впечатление полной боевой готовности и не мешкать, когда придет время его выхода на «сцену». И хорошо, что приготовился заранее, иначе прокол оказался бы гораздо серьезней.
Отвлекшись на свои мысли и звуки борьбы, совсем забыл следить за тылом – непростительная ошибка, которая при других обстоятельствах могла бы стать смертельной угрозой. Когда кто-то вбежал в комнату через боковую дверь и поспешно захлопнул ее, это было неожиданно, но когда Джонатан присмотрелся получше, изумлению не было предела. Ребенок? Серьезно? Это нефилимы совсем с ума сошли отправлять на такие миссии необученных детей, которые даже рунами еще не научились толком пользоваться? Куда катится мир! Прав был отец в отношении Клэйва – сборище чокнутых маразматиков с закостеневшим мозгом.
Кто он вообще такой, этот мальчишка? Кажется, у Лайтвудов младший сын должен быть примерно такого возраста, вероятно, это он и есть. Джонатан как-то не уделял этому особое внимание, предполагая, что с младшим ему контактировать не придется, по крайней мере, слишком часто и тесно не придется. И уж тем более не предполагал, что первым встретит именно его из всех обитателей местного института. Да, теперь он жалел, что так беспечно отнесся к изучению всей возможной информации об этой семье, сейчас это могло бы пригодиться. Зато так даже не придется притворяться, что ничего о них не знает, кроме общеизвестных фактов, которые ему предоставила тетушка перед прощанием. Может, это и не так плохо для достоверности разыгрываемой легенды.
- Себ… - стоило начать говорить, как за дверью послышался шум, а  через мгновение она уже распахнулась с такой силой, что со стены отлетели осколки штукатурки, а дерево затрещало. На секунду промелькнула мысль «Может, оставить все, как есть? А потом сказать, что не успел оказаться рядом, прибежал на шум, но было слишком поздно, почему нет?», но быстро отмел такой вариант событий, начинать знакомство с чьей-то смерти - не лучший вариант, согласитесь. - В сторону! – мальчишка еще не успел отойти далеко от двери и теперь оказался прямо на пути отреченного. И хоть тому было приказано не убивать, но предполагалось, что его противниками будут взрослые охотники, для которых это уже далеко не первая битва, а не находящиеся в начале обучения и пока еще не способные дать достойный отпор. Благо скорость реакций была более, чем хорошей: успел вовремя оказаться рядом и отбить удар мечом. Никогда бы не подумал, что первым делом придется защищать одного из местных нефилимов, но такой поворот событий может сослужить хорошую службу в налаживании дружеских отношений. Это город преподносит сплошные сюрпризы и вопросы. Выпад, еще один, чтобы оттеснить противника, перекрутиться, ударить локтем в солнечное сплетение, подбить под колени и нанести удар клинком в сердце – давно отработанные движения, доведенные практически до автоматизма, но каждый раз заставляющие кровь приятно гореть и быстрее нестись по венам. И все бы хорошо, но по коридору приближались еще двое отреченных, привлеченные шумом и ангельской кровью. Вот это и подразумевалось под неудобством управления: им было приказано сражаться с пришедшими нефилимами - они четко следуют инструкциям, ни на секунду не задумываясь о правильности и логичности своих действий. Зато все максимально приближено к реальности, не подкопаешься.
- Дверь! – в такие моменты нет времени на красивые формулировки и длинные слова, остается надеяться, что паренек, который сейчас находится к вышеуказанной двери ближе, поймет, что под этим подразумевается. Сам же он перехватывает меч и тянется к стило, чтобы нанести запирающую руну, как только дверь окажется снова захлопнутой.

[NIC]Jonathan Morgenstern[/NIC]

Отредактировано Jonathan Morgenstern (26-04-2016 15:23:52)

+3

9

Быть нефилимом круто, нет, я на самом деле так считаю.... Во-первых, у нас самое фантастическое оружие, чего только стоит мой кнут... Во-вторых, с подростковых лет ты можешь втихую посещать самые крутые вечеринки нежити и не париться, что родители тебя застукают не в постели, сказать по правде, примерно лет с 15 им становиться по фигу на тебя, ведь основам основ тебя научили, да и на мисси все чаще выбираешься без взрослого. Ну и в-третьих, одеяние нефилимов черное, а этот цвет определенно был мне к лицу... Но даже у самой расчудесной профессии полно минусов. Одним из таковых в профессии охотника является пренеприятный запах, который кажется сопровождает всю нечисть. И как ты ни беги от него, все равно учуешь. Вот и сейчас высокая громадина, что возвышалась над нами в полной темноте, испускала отвратительный запах гниения и пота. За последние годы, я привыкла к разнообразным мерзопакостным запахам и уже не реагировала так, как в первый раз, тогда меня начало мутить, голова закружилась и меня стошнило на ботинки Алека (он порой до сих пор мне это припоминает). Сейчас я лишь поморщилась, от ударившего в нос запаха и покрепче перехватила кнут. Пытаясь вглядеться в это нечто из темноты и понять, точно ли это отреченный, я нашла еще один плюс быть нефилимом, твое зрение гораздо лучше, чем у обычных примитивных, однако, даже оно не помогало мне сейчас. Существо покачнулось, явно нетвердо стоя на ногах и издав не то рык, не то вой, кинулся в нашу сторону. Я бы могла услышать, как тетива и стрела рассекают воздух, нанося смертельный удар существу, но руны бесшумности были нанесены и на них. Огромное тело, издало булькающий звук и с грохотом рухнуло на пол, заливая мраморный пол, своей черной кровью. Брат аккуратно подошел к телу и вынес вердикт, которого мы все старались не произносить вслух. "Отреченные".... Значит, кто-то издевается над людьми, наносит им руны и оставляет либо погибать, либо сходить с ума и превращаться в Это... Нарушают одно из важнейших правил Конклава. И кому это было надо?
Я огляделась по сторонам, соблюдая бдительность, ведь нам сообщили о том, здесь их целая группа, а нам пока повстречался лишь один. Еще одной проблемой в нашем случае оставалось то, что не смотря на то, сколько будет отреченных и какие твари могут нас еще здесь поджидать, на выручку нам никто не сможет прийти. Я вновь почувствовала раздражение из-за рыжей девчонки, на которую Джейс сейчас тратил время, оставив нас с братом одних. И вдруг все в один момент переменилось... Со всех стороны стали подступать отреченные, заключая нас с Алеком в круг. Я расстегнула заклепку на набедренных ножных, готовясь в любой момент достать Клинок Ангела. Алек извлекает еще одну стрелу и посылает ее чуть выше моей головы, от неожиданности я замираю, а затем слышу, как рухнуло тело еще одного из отреченных. Замахиваюсь хлыстом и зацепляю того, что подбирался к нам справа, хлыст сжимается вокруг горла мученика и тот издает булькающие звуки, словно давиться чем-то жидким, а из его горла начинает сочиться черная кровь, подтягивая его к себе, вынимаю клинок Серафима и чуть слышно взываю к нему: - Камаель
Ожившим клинком протыкаю измученное тело отреченного и тот замертво падает рядом со своим собратом по несчастью, заливая все черной жижей, которая вблизи и вовсе не похожа на кровь. Краем глаза замечаю как в меня летит кусок дерева и уворачиваюсь, но попадаю под атаку другого отреченного. Меня отбрасывает к стене, от сильного удара из легких вышибло весь воздух. Судорожный вздох и вот я снова стою на ногах. Мой хлыст беззвучно рассекает воздух и впивается в шею того, что готовился напасть на Алека со спины, он падает замертво с перерезанным горлом, а на моем лице расплывается улыбка. Чувствую, что по щеке стекает кровь от пореза. Не теряя времени, подбегаю к брату, уворачиваясь от ударов обезумевших примитивных, нас двое и нам нельзя разделяться. Вновь замахиваюсь хлыстом и попадаю впросак. Один из отреченных умудряется ухватиться за кнут из электрума и начинает подтягивать меня к себе. Но мое оружие слишком дорого для меня, чтобы отдать его этим обезумевшим тварям. С воплем раздражения бросаюсь навстречу обидчику, замахиваясь клинком. Мы лавируем с ним какое-то время, отчего он начинает раздражать и вовсе перестает мыслить и просто бросается мне навстречу. Мы сталкиваемся и в следующую секунду я лежу на полу придавленная тяжелым обмякшим трупом, из спины которого торчит мой клинок. Отреченных не убавляется и я с толикой безумия начинаю посмеиваться над сложившейся ситуацией. Выбираюсь из-под ужасно пахнущей горы костей и мышц, которая некогда была человеком и вытаскиваю из его тела клинок.
- Братец, пора хватать ноги в руки и искать укрытие, их слишком много, нам нужно подкрепление.... - Я бросаю взгляд на брюнета, и поднимаю кнут. - В противном случае, ты больше не сможешь портить своей угрюмой моськой все настроение той рыжей. - Хватаю брата за руку и тяну прочь из комнаты в просвет, который образовался, когда повалился еще один из отреченных. Надо уносить ноги.

+4

10

Врагов становится столько, что Алек уже сбивается со счёта, в скольких попали его стрелы. Некоторые были пущены точно и удачно – в голову, шею или сердце, - и тогда Отречённый падал замертво. Некоторые же попадают в руки или ноги, куда-то в корпус. Обычный человек и даже Сумеречныхй охотник обратил бы на это внимание, но эти существа, сведённые с ума и лишившиеся души, даже если и чувствуют боль, на неё не реагируют должным образом. Поэтому Отречённые – опасные враги. Кольцо замыкается вокруг них с Изабель и это очень плохо. Помещение озаряется мягким светом, идущим от Небесного огня. Это сестра достала из ножен клинок серафима, не полагаясь более на один лишь хлыст. Алек стреляет в тех врагов, что находятся вдалеке, но целиться в ближайших становиться уже не очень комфортно. Он видит, как какой-то враг кидает в Изабель деревянную балку, но не успел не предупредить, не остановить.
- Из! – выкрикивает Алек, волнуясь за сестру. Отвлекается и пропускает Отречённых, подобравшегося совсем близко. Чуть ли не у уха разносится тонкий режущий слух звук хлыста из электрума. В руках Изабель оружие будто бы поёт, рассекая воздуха направо и налево, но на этот раз удавка сжимается на враге, чьей целью был он сам, Алек. Второго Отречённого он бьёт луком наотмашь и, пока тот отшатывается из-за удара, выхватывает из ножен кинжал, испещрённый рунами. Кинжал по рукоять пропадает в чужой груди, навсегда останавливая сердце и избавляя от муки быть марионеткой, жалким рабом чужих издевательств. Приходится упереться стопой в Отречённого и оттолкнуть его, чтобы легче выдернуть оружие из грудной клетки. Алек оборачивается и рядом с собой видит Изабель. По её щеке бежит кровь, но рана не смертельная. И пока она занята нападающими с одной стороны, Алек берёт на себя других, тех, к кому лицом находится он. Руны на теле горят, отдавая всю свою силу владельцам, тело работает на пределе, и Алек пытается придумать, что же такое сделать, чтобы количественный перевес более не был преимуществом их врагов. Лайтвуд буквально прорубает себе путь до той деревяшки, которую кинули в Изабель до этого, хватает её и стремительно направляется к одной из дверей. Если ограничить пребывание врагов хоть с одной стороны, станет чуточку легче. Он уже перешёл на клинок серафима, так как раны от него намного опаснее, и в то время как обычный кинжал, пусть и с рунами, лишь порежет и проткнёт, небесное пламя выжжет дотла. Добравшись до двустворчатой двери, Алек сначала запирает её с помощью деревяшки, просовывая ту в ручки, а затем рисует запирающую руну. Когда он оборачивается, нигде не видит Изабель, и спина тут же покрывается холодным потом от страха. Он смотрит направо и налево, боясь увидеть её тело, но вместо этого массивная туша Отречённого, лежащая на полу, начинает шевелиться. Алек тут же срывает лук с плеча, выхватывает стрелу и целится, но вовремя замечает виднеющиеся из-под тела родные локоны Изабель – её придавило и теперь она пытается выбраться. Алек оказывается рядом слишком поздно, сестра справляется сама, поднимается и хватает его за руку.
- Согласен, - кивает Алек, переводя дух. Сумеречных охотников сложно заставить запыхаться, если только на них волнами не нападают Отречённые. В дальнем проёме вновь появляется один, а за ним второй и третий, поэтому Алек позволяет сестре утянуть себя в кажущийся свободным проход. Про рыжую он предпочитает не комментировать, так как в душе надеется, что Джейс, всё-таки, не найдёт её или решит, что овчинка выделки не стоит.
Когда брат и сестра оказываются в коридоре, Алек снова закрывает дверь и рисует на ней руну, давая им больше шанса для отступления. Им нельзя так просто уйти отсюда, если все эти отречённые выберутся наружу, огромное количество примитивных пострадает. Лучше бы всего сжечь тут всё дотла, но пока они внутри, это плохая идея. Алек суёт испачканную в крови руку в карман и скользкими пальцами пытается набрать сообщение Ходжу.  Короткое  «sos», писать сообщение длиннее нет времени, но даже это Алек не успевает отправить. Вдалеке он вдруг слышит голос, приглушённый из-за расстояния, но слух у нефилима тренированный, да и брат он слишком заботливый, чтобы не признать знакомую интонацию. Алеку кажется, что он слышит Макса. Это глупо и нереально! Но он не хочет рисковать, поэтому, развернувшись на сто восемьдесят, он бежит в ту сторону, откуда, как ему казалось, он слышал брата. До уха доносится ещё выкрик, но уже незнакомым голосом. Ему ненужно оборачиваться, чтобы знать наверняка, что Изабель рядом. Они как слаженный механизм, прошли столько битв вместе, что не нуждались в лишних вопросах. Если во время битвы один вдруг резко, без объяснений, куда-то срывался, значит на то были причины. Лайтвуды практически добираются до двери, за которой и должны находиться владельцы голосов, как вдруг буквально из ниоткуда, а на самом деле из комнаты с аркой, вместо двери, прямо на Алека выскакивает отречённый. Настоящий здоровяк, рычит и брызжет слюной во все стороны. Алек не успевает ничего сделать. Его хватают и, как пушинку, хотя он крупный парень, кидают в дверь. Это появление оценил бы даже Джейс, любящий эффектностью, так как Алек в помещение буквально влетел. Он проломил собой дверь и упал прямо на спину, про скользив по полу ещё дальше. На мгновение нефилим теряет возможность дышать, он беззвучно открывает рот, пытаясь сделать глоток воздуха. Когда это удаётся, он заваливается на бок и шарит взглядом по комнате. Перед глазами как-то всё нечетко, но Алеку хватает и этого, чтобы увидеть фигуру своего младшего брата. То, что тут ещё один нефилим, отходит на второй план. Лайтвуд разваливается на части из-за осознания, что брат в смертельной опасности тут, в этой комнате, когда за дверью, развороченной его же телом, Отречённые. Однако, заставляет себя собраться заново, ведь он должен сделать всё, чтобы брат выбрался отсюда живым.
- Макс, - слабо произносит и упирается руками в пол, заставляет себя подняться. Он только сейчас замечает ещё одного охотника. Тот Алеку незнаком, но его тут присутствие очень кстати, ведь они хотели себе подкрепление? Лайтвуд чувствует жжение и влагу на затылке – он сильно приложился о пол, должно быть, у него кровь, но он упрямо пытается подняться, что получается очень небыстро. – Изабель! – она вне поля зрения, так как взгляд будто приклеили к Максу. Если хоть на секунду упустить его из вида, он растворится в воздухе, исчезнет словно дымка. Он зовёт сестру, чтобы она была рядом с Максом, чтобы сию же секунду оказалась рядом с ним и защищала, так как сам он пока пытается справиться с последствиями паники, которая завладела им, и из-за которой он пропустил появление Отрчённого, так легко забросившего его сюда.

+5

11

Что-то подсказывало, что если бы этот непонятный тип, оказавшийся в комнате, был бы врагом, или заодно с врагами, то этим самые враги не стали бы пытаться его убить, правда? А то это ж каким чокнутым нужно быть, чтобы пытаться угробить собственного союзника. Макс только чудом успел отскочить в сторону и не оказаться между двух огней. Когда рядом с тобой два гиганта, а ты достаешь что одному, что другому чуть выше пояса макушкой, не самая лучшая идея скакать рядом, а то ведь всегда есть опасность, что если не мечем попадут, то как минимум сделают случайно блин. Нет, чудище может быть даже нарочно, но хотелось верить, что по крайней мере незнакомец не очень-то заинтересован в его смерти, хотя и доверия он тоже не вызывал. Кто вообще вызывает доверие, сидя в пустой комнате музея в такое время, когда по этому самому музею какие-то зомби носятся, ну или как черно-белый Дзэцу, только выглядят стремнее. Макс бы обязательно посравнивал бы, если бы не был занят спасением своей жизни, все же она ему дороже, чем фанатские чувства.
Мужчина сражается уверенно, четко, атакуя противника выверенными ударами, явно зная, что делает. Охотник явно, и, кажется, опытный, потому что он не пытается унестись прочь от этих чудищ, как это пытался сделать Максвелл, и отчего-то это осознание неприятно царапнуло в груди. Он ведь не трус какой-то. Но вместо того, чтобы встать в стойку и сражаться, как положено настоящему нефилиму, он побежал как какая-то девчонка. Он насторожено стоял, сжимая пальцами рукоять своего клинка и насторожено следил на противниками, словно пытаясь быть готовым отразить атаку в свою сторону, если таковая последует. Но чудище куда больше было увлечено незнакомым охотником, умело парирующим его удары. Черт, на его месте должен был быть он, Макс, он же хотел себя проявить, доказать взрослым что готов, а что в итоге?
Макс так сильно злился на себя, что в какой-то момент даже страх отошел на задний план, и только окрик незнакомца выдернул младшего Лайтвуда из своих мыслей. Да, дверь, если оставить точно набегут другие и тогда им будет отбиться куда-сложнее.
Мальчик кинулся к двери и резко захлопнул ее, надеясь, что правильно расценил его намерения, и это не было чем-то вроде: «Дверь, бежим!», а то он сейчас почувствует себя еще более глупо. Незнакомец и руну нанести не успел как с дверь выломали... братом.
-Алек? – мальчишка ошарашено уставился на брата. Выглядел он мягко скачать потрепано. Ангел, да его словно через мясорубку пропустили, причем так словно делала это Изабель пытаясь приготовить какие-то убийственные котлеты. Макс кидается к брату, пытаясь помочь подняться, насколько это вообще возможно учитывая тяжелого Алек с его гигантскими габаритами и тощего мальчишку, который даже полноценный меч удержать пока не может. Существо приближается, а младший Лайтвуд только и может думать о том, что его брат сейчас слишком потрепанный, чтобы сражаться, и если честно, он первый раз в жизни видит Алека таким. Обычно его успевают подлатать, и когда старшие добираются до дома он, видимо, выглядит уже не так паршиво как может быть. В темных волосах кровь, она капает на пол, стекает по шее, в ней уже успел испачкаться и Максвелл, но сейчас это мало беспокоит. Нужно начертить исцеляющую руну, он знает, что так нужно, но руки дрожат слишком сильно, и впервые в жизни он реально боится, что начертит что-то не то и вместо того, чтобы исцелить брата эта руна сожжет его дотла. В горле неприятно застревает ком, он опасливо озирается на грохот позади себя и пытается оттащить брата хотя бы к дальней стене.
- Ты только не умирай, ладно? А то мама меня убьет,- бормочет Макс, шаря руками по чужому телу, пытаясь прикинуть насколько все плохо. Он бы не отказался сейчас от знака свыше, или хотя бы от знака от брата, какого-нибудь.
Чудищ становится все больше, он слышит как приближается топот ног, и Максу кажется что его сейчас стошнит от страха, так сильно мутит, хотя он и честно старается это не показывать. Можно сколько угодно бахвалиться, доказывая, что он уже взрослый и все может, но оказывается на самом деле все совсем иначе, все не так радужно, монстры не падают от одного удара, и он ни разу не супергерой, он всего лишь мальчишка, до одури напуганный даже не непонятными чудищами, так сильно похожими на изуродованных людей, а тем что его родной брат сейчас истекает кровью, а сестра на фоне этих гигантов кажущаяся совсем хрупкой и маленькой, что того и гляди переломают пополам, вынуждена с ними сражаться. Очередной появившийся в проломе двери направляется к ним, и мальчик с ужасом косится на брата, и встает, покрепче сжимая пальцами рукоять клинка.

+4

12

Паренек оказался смышленым – сразу понял, что от него требуется. Только вот руну начертить никто из них не успел, да и не факт, что она помогла бы в этом случае. Дело пахнет гарью, надо делать отсюда ноги, пока еще есть возможность следовать плану, не вызывая лишних подозрений. Да чтоб он еще раз связался с отреченными – они не только отвратительны, но еще и тупы, а это делает их еще опасней. Нет, только как пушечное мясо использовать да в качестве грубой силы или тарана, а остальные планы надо как-то без них реализовывать. Вот любит отец эффектные появления, как же без эпатажа обойтись. А мог бы просто появиться перед дверями Института, поведать, кто он такой и зачем явился, выразить неловкость от того, что о его прибытии не знали, хотя официальное письмо отправляли заранее. Или еще проще – отправить это самое письмо, договориться обо всем со Старквезером и быть официально представленным Лайтвудам. Да, просто, да, без спецэффектов и прочей театральщины. Хотя ладно, он же и сам был не прочь размяться и повеселиться, возможно, немного покрасоваться, да и посмотреть на этих детишек в деле любопытно; когда в следующий раз им удастся вместе оказаться на поле битвы, да еще и на одной стороне, плечом к плечу? А так сразу многое увидеть и понять можно. А заодно Валентин показал, что в мире не все так спокойно, что прямо под носом у сумеречных охотников может находиться вражеское логово, что кто-то проводит эксперименты на людях – по незнанию (такое вообще возможно?) или намеренно. Пусть понервничают, побегают, попытаются что-то выяснить и связать концы – всегда интересно наблюдать за мельтешением других, особенно, если ты знаешь, в чем дело, и можешь проверить их догадки. Если бы еще вслух можно было комментировать «холодно»_«горячо», но и так сойдет. Впрочем, рассуждения лучше оставить на более позднее время, а сейчас надо спасаться бегством, пока все не зашло слишком далеко и весь план не полетел в тартарары.
Пожалуй, это даже удачно, что мальчуган сразу не нанес руну, иначе его старшие брат и сестра не смогли бы так просто попасть к ним, а это осложнило бы дело. А так вот они – красиво влетели в зал [причем, один буквально влетел и вышиб собой дверь; правильно, зачем она нужна, так просторней и удобней], долгожданная_неожиданная встреча состоялась, можно мысленно поставить еще одну галочку напротив соответствующего пункта. Правда, какие-то они больно потрепанные. Впрочем, это немудрено, если пришлось пробиваться через толпу этих пустоголовых тварей и протирать собой пол. Только вот неподходящее время и место для того, чтобы валяться и беседы вести. В другой ситуации он мог бы просто отдам им новый приказ, но сейчас это было невозможно. Он мог бы сделать рагу из отреченных, да только отец недоволен будет, что все отправленные сюда пешки оказались испорчены, и еще долго не позволит проявлять самодеятельность. Хотя само нахождение Джона здесь предполагает, что отныне он сам отвечает за себя и свои действия, на контакт в ближайшее время выходить попросту глупо – это как самолично подставлять себя. Но возиться в этой гадости тоже не хочется, еще руки марать. Пора уже на улицу выбираться, загазованность воздуха воспринимается обонянием приятней, чем вонь от этих существ. Конечно, сбегать с поля брани не в правилах бравых сумеречных охотников, но иногда стоит руководствоваться логикой и здравым смыслом, а еще чувством самосохранения (если его еще не отбило напрочь); сейчас был тот самый случай, когда лучше отступить, чем напрасно геройствовать. Пути отступления он продумал заранее, сейчас самым удобным оказался проход в дальней части зала, где в тени скрывалась неприметная дверь – вероятно, раньше это был вход в служебную часть. А дальше бежать на звуки города, слегка попетляв в коридорах этого странного музея, который сейчас напоминал скорее пристанище бомжей или наркоманов. Злачное местечко, которое в ближайшие дни будет вычищено подчистую.
- Эй, ты цел? – крикнул парню, которые все еще не мог прийти в себя от шока и сильного удара. Понятно, что целым он не был, возможно, даже сотрясение заработал, но обычно в подобных ситуациях положено произносить что-то подобное. Черт, неудачно как-то, он не планировал вытаскивать отсюда их бездыханные тушки; слегка раненные – отлично, сильно – уже лишнее. А если кто-то окажется на грани жизни и смерти – это совсем плохо, появляться в Институте с новостью о смерти наследников рода – это уже слишком.
Мелкий бросился помогать брату подняться, девушка (вероятно, их сестра, если он все правильно понимает, а в этом он не сомневался) чуть в отдалении отбивалась от врагов хлыстом и клинком одновременно – впечатляющая картина. И как они поддерживают друг друга, защищают.. Что-то неприятно кольнуло внутри и тут же прошло, просто показалось.
Несколько отреченных заметили, что кроме девушки тут есть еще несколько жертв, и тут же с ревом направились к ним. Медлить нельзя, пора заканчивать спектакль и начинать новую главу, которая куда важнее этого цирка. Никогда не любил цирк, клоунов и кукол – что вообще люди в этом находят смешного и привлекательного? Мерзость.
Младший Лайтвуд, понимая, что сейчас придется защищаться самому и защищать брата, встал на ноги и с решительным видом направил на бегущего к нему противника свой меч. Забавный мальчуган: боится и с радостью улизнул бы отсюда, но семья и честь превыше всего. Только вот силы неравны, его же одним движением руки прибьют к стене, не очухается.
- Парень! Проверь ту дверь, попробуем выбраться, - пусть лучше первопроходцем будет и всех выведет наружу, чем здесь маячит и внимание к себе привлекает, замучаешься же его спасать. Что он вообще здесь забыл? Что-то не похоже, чтобы его брат и сестра знали, что он тоже здесь находится, вон как удивились и перепугались, увидев своего младшего посреди такой заварушки, где и обученным охотникам непросто приходится.
Сам же бросает в отреченного кинжал; метил в сердце, попал в шею – ничего, все равно сработало, тем более он и не целился особо, доверившись рунам и мышечной памяти. Парни пусть сами дальше разбираются, надо девчонку вытащить оттуда, а то скоро зажмут в кольцо, не выбраться будет.
- Надо выбираться! – подбегает к ней, ударяя одного из страшилищ рукоятью меча в лицо. Да, на бумаге все выглядело совсем иначе, но придется работать с тем, что есть. И ведь важен сам результат, а не мелкие детали, а отцу необязательно знать, что были некоторые неточности в исполнении плана.

[NIC]Jonathan Morgenstern[/NIC]

+1


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » real life » ep.#2 Поход в музей - дело семейное.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC