Shadowhunters. Последний исполин

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » flashback » Приключения без риска бывают только в Диснейленде.


Приключения без риска бывают только в Диснейленде.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Приключения без риска бывают только в Диснейленде.

Участники:


Alec Lightwood, Jace Wayland


Время и место событий:


Буэнос-Айрес, около года назад


https://49.media.tumblr.com/7163761ab9c1d953455b83603923f185/tumblr_nzq4x2Imvy1rtohgqo1_500.gif

После совершеннолетия, закончив обучение, нефилимы отправляются путешествовать, чтобы посмотреть на другие Институты и ознакомиться с культурой сумеречных охотников за границей. Алек и Джейс, в основном по настоянию последнего, тоже последовали этой традиции.

+2

2

Когда Алеку исполнилось восемнадцать, Джейс был ещё слишком далёк от той же цифры, чтобы можно было куда-то ехать. Парабатай – это ведь дело такое. Вы не только партнёры, напарники, друзья, но и штампы в загранпаспорте у вас стоят всегда одинаковые. В смысле, куда один, туда и второй. Так что Алек уехать не мог, да и, честно говоря, не очень хотелось. Его всё устраивало в их родном Институте и городе, он, может, тут ещё не всего насмотрелся, так зачем ехать за зарубежным опытом? Но вот Джейсу стукнуло восемнадцать и, оказалось, он серьёзно настроен на то, чтобы отправиться в путешествие. Ещё бы, ведь так заведено, традиции нарушать не стоит. Алек особо сильно не сопротивлялся, честно говоря, за эти два года ему стало немного скучно, да и отправиться навстречу приключениям со своим парабатаем – разве это не здорово? Даже Алек, обычно скрытный и ходящий букой, пребывал в состоянии воодушевления. Мало ли что могло произойти во время поездки. Ни о чём таком он, конечно, не думал. Больше о том, что никто не будет стоять над душой и учить, ведь ему хоть и был уже двадцать, родители, да и Ходж, всё ещё пытались давать наставления. А он уже как два года к тому моменту был вхож в Гард! Самостоятельная зрелая личность.
Вещей Алек взял мало. Минимум одежды, подходящей для климата и, увы, никакого оружия. Только стило, а всё остальное им обещали выдать непосредственно на месте. Мол, кто ж их в самолёт пустит с мини-складом в собственных карманах? А портал открывать ради двух сумеречных охотников, которым просто вздумалось отправиться в путешествие, никто и не собирался, разумеется. В Буэнос-Айресе их встретили и тут же повезли на размещение в стенах местного Института. В целом, город походил на Нью-Йорк, тут даже были свои высотки, но всё равно впечатление произвёл иное. Может, из-за людей на улице, многие из них улыбались и это казалось почти диким. Или из-за зелёной аллеи прямо на одной из главных проезжих частей? Или тут чувствовалось гораздо больше самобытной культуры, в то время как у них всё больше подчинялось веяниям моды. Короче говоря, даже Алек не мог скрыть интереса к новому месту, а потому глазел в окно всё время, что они ехали.
Им выделили комнату, одну на двоих (места, что ли, пожалели? Или решили, пусть твое чужаков держатся в одной точке, просто на всякий случай. Может, решили, что раз они братья, то какая им разница?), даже пообещали вскоре покормить. Алек особо не церемонился и просто кинул сумку ближе к комоду, позволив Джейсу самому выбрать, в какой части комнаты он обоснуется. Алек же направился к окну, распахнул его и высунулся наружу, желая рассмотреть город с высоты. Здание Института находилось далековато от центра, зато на возвышенности, и для примитивных, как всегда, выглядело чем-то неприметным и разрушенным. А вот истинный вид был, хм… впечатляющим? Алек был равнодушен к архитектуре.
- Напомнишь, зачем нам это всё? – вопрос скорее риторический, чего уж теперь думать о других вариантах, когда они уже были тут, в чужой стране, в чужом Институте.

+3

3

Покинув здание аэропорта, Джейс хищническим взглядом осматривал улицы нового города. Снобизм молодого человека по отношению к примитивным не достигал Лайтвудовских масштабов, но даже его потрясывало после пребывания с ними в замкнутом пространстве самолета без воздействия руны невидимости. Он физически ощущал нехватку любимого оружия, а потому был напряжен и источал свое фирменное настроение, периодически отвлекаясь на красоты города, проходящие мимо в коротких юбках.
Не то чтобы Джейс сильно задавался вопросом, можно ли ему в Гард или нет, но было приятно осознавать себя полноценным членом сообщества нефилимов. Завершение подготовки было официальным подтверждением его готовности беспрестанно уничтожать демонов по всей земле, чем он и был намерен заняться, отыгравшись на пришельцах из других измерений за отсутствие доступной транспортной системы у потомков самих ангелов, чьим домом вроде как и было небо.
Алек с интересом смотрел в окно, в то время как Джейс развалился на заднем сидении автомобиля, изредка косясь лишь на верхушки проплывавших мимо зданий. Алек давно должен был вернуться из своего путешествия, но терпеливо дожидался возможности парабатая поехать с ним и теперь воодушевленно озирался по сторонам, периодически, для порядка, переспрашивая, зачем они поехали, какие цели преследуют и чем был плох дом. Очередной вопрос застал Джейса в тот момент, когда парни ввалились в собственную комнату, щедро предоставленную на двоих, прибранную исключительно для галочки, чужую и незнакомую.
- После окончания обучения юные дарования вроде нас с тобой обычно отправляются посмотреть мир. Они редко живут прямо в Институте, а потому постепенно привыкают к распорядку жизни, наполненному техникой, свободой и ответственностью. Впрочем, последних двух у них нет и здесь, - с самым пренебрежительным видом заглядывая в выдвижной ящик тумбочки, объяснил Джейс, которому надоело распинаться о том, что им пойдет на пользу пребывание вне родных стен. - Мне кажется или они решили сэкономить на уборщице?
Скинув рюкзак за пол, парень продолжил осмотр, удалившись в ванную. Умывшись холодной водой и привычным жестом убрав падающие на лицо пряди светлых волос, он вернулся в комнату. Алек смотрел в окно, наслаждаясь видом, в то время как Вэйланд раздумывал, не стоило ли им отправиться в Мексику, где Институт одноэтажный, дабы убить двух зайцев: не иметь возможности лицезреть закаты и иметь возможность выходить не только через парадный вход.
- Пошли, я уверен, что эта комната - не главная достопримечательность, - немного постояв в задумчивости, Джейс щелкнул пальцами, направившись налево по коридору. Выбранное ими убежище нефилимов было меньше Нью-Йорского Института, но нефилимы всегда любили запутанные ходы и массу ответвлений. И все же, как правило, главные помещения сохранили относительное постоянство расположения, а потому парень надеялся вскоре добраться до оружейной и оценить то, с чем придется работать.

+3

4

Когда Джейс только начал отвечать, кто-нибудь на месте Алека мог подумать, что тот воспринял риторический вопрос слишком серьёзно. Алек же знал, зачем им это, а бухтел больше для проформы. Ему когда только исполнилось восемнадцать, тоже хотелось куда-то скорее уехать, ведь это путешествие – как финальный экзамен для каждого сумеречного охотника. Надо уметь себя показать не только в том городе, где ты жил и в их случае обучался, но и там, где даже примитивные чужие, что уж говорить о нечисти. Но зная Джейса уже много лет, не составило труда понять, что говорить он начал исключительно для того, чтобы выразить своё недовольство. Алек наблюдал за тем, как парабатай изучает вверенную им комнату, догадываясь, что именно тот проверяет. Точно не степень укомплектованности тумб. Разумеется, здесь для него было слишком грязно. Лайтвуд смиренно вздохнул. Вот если бы Джейс был полностью удовлетворён, вот тогда бы стоило волноваться. Тут ведь не было привычной для Джейса стерильности, неизвестного происхождения развод на стене вон видно было даже невооружённым взглядом. И если Алеку на это было, в целом, плевать, то парабатай был из тех педантов, что помешаны на уборке. Возможно, так он показывал свою способность контролировать всю свою жизнь, начиная от количества пыли, лежащей на мебели. Пока Джейс отходил в ванну, Алек подобру-поздорову поднял сумку с вещами с пола и поставил в шкаф. Позже разберёт, а так Джейс будет меньше раздражаться, что что-то бесцельно валяется посреди комнаты (ведь его рюкзак – это его рюкзак, он имеет право). В Институте в Нью-Йорке у каждого была собственная комната, благодаря чему проблем на фоне дележа территории и тесного (ещё более тесного, чем у них было) соседства не возникало. Алек просто представил, какой была бы жизнь, дели они одну комнату на двоих постоянно. Для начала, пришлось бы научиться соблюдать ту степень чистоты, которая необходима Джейсу. А потом не оставалось бы ничего иного, кроме как выколоть себе глаза. Жить с Джейсом постоянно. Переодевающимся Джейсом. Выходящим из ванной, в лучшем случае, в одном полотенце. Если подумать, сдалось им больше жителей в Институте, да? Ведь тогда бы пришлось всех размещать, кому-то могло не хватить места, а в таком случае всегда логично поселить братьев вместе. Одно дело до или после боя или перед заданием наносить на парабатая руны, тогда не до разглядываний, совсем другое – часы мира и спокойствия.
Скрыв следы преступления, Алек вернулся к окну, будто и не прятал он свою сумку, с целью сохранить душевное равновесие Джейса. Когда он вышел и предложил отправиться осмотреться, Алек не сопротивлялся. В комнате он и в родном Институте сидеть мог бы. Коль уж приехали, самое время было отправиться за новым опытом и впечатлением. Алек больше по выбранному пути и собственной тоске, вызванной расставанием с оружием, понял, что они ищут одно и то же место. С жителями можно познакомиться потом, тем более что они перекинулись парой фраз с тем, кто их встречал. Кстати, Алек только сейчас это понял: на машине. Если подумать, тот охотник выглядел немногим старше его самого. Правами или хотя бы умением управлять автомобилем, Лайтвуд похвастать не мог. Оружейную они всё-таки дошли. Только пришлось доставать из кармана ведьмин огонь, чтобы найти на стене выключатель – уже только по одному его расположению можно было понять, что всё тут будет совсем не так, как дома. Когда помещение осветилось электрическим светом, Алек осмотрелся. В целом, ассортимент привычен, ничего нового на первый взгляд. А то расположено всё не так и как-то непродуктивно, что ли, так это ведь надо открывать себя всему новому с должным хладнокровием, так советовал отец. Вздохнув глубоко, Алек первым делом направился к стенду, за стеклянной дверцей которого висело несколько луков. Достав тот, который по внешнему виду больше всего напоминал оставленный в Нью-Йорке, нефилим развернулся и, встав в привычную стойку, натянул тетиву. Всё равно не то. Вот бы можно было взять с собой из дома… И тут Алека озарило. Не взял он не только оружие.
- Я оставил зубную щётку дома, - произнёс он вслух больше поражённый таким нерадостным открытием, чем желая поделиться бедой с Джейсом.

Отредактировано Alec Lightwood (13-01-2016 00:38:24)

+3

5

Сюжеты большей части картин, украшающих темные стены коридоров Института, были Джейсу хорошо знакомы. Все они описывали историю нефилимов в тот или иной отрезок времени. Чаще всего встречалось изображение ангела Разиэля и первого сумеречного охотника Джонатана, как главное напоминание потомках об их происхождении и той миссии, что возложена на них. Ради этой цели они жили, сражались, умирали. Но как бы далеко они не уезжали, сердцем их народа всегда оставался Идрис. Очертания этой страны просматривались почти в каждом полотне, вызывая внутри неприятное ощущение тоски, которое Джейс тут же подавил. Его дом был в Нью-Йорке уже почти полжизни. Несмотря на то, что вместо семейных портретов там тоже висели картины, повествующие о сражениях прошлого, их Институт был каким-то особенным. Осознание подобной привязанности не очень-то радовало нефилима, а потому он лишь ускорил шаг.
- Ты предлагаешь выбирать на ощупь? - сложив руки на груди, поинтересовался Джейс, пока брат возился с выключателем. Он не рвался помочь, лишь стоя посреди комнаты и гадая, каков интерьер и велик ли арсенал местного Института. - Это немного не безопасно, но раз ты настаиваешь...
Джейс уже поднял руку, и правда собираясь шагнуть в черноту, как комнату залил яркий свет ведьминого огня, прежде чем в ход пошло основное освещение. Уперев руки в бока, парень постоял пару минут на месте, осматривая оружейную, прежде чем направиться к стеллажу, на котором располагались кинжалы разной длины. Без привычного оружия с давно изученным балансом выбрать нужный было не так-то просто, а потому юный охотник придирчиво крутил все в руках, постепенно заполняя свои карманы.
Алек, само собой, сразу же направился выбирать себе лук. Вэйланд искоса наблюдал за тем, как он примеривается, встает в стойку и натягивает тетиву, представляя, как направит стрелу, точно зная, куда она угодит. Он мог примерно то же самое мог сказать про метание клинков, но сам охотник всегда предпочитал ближний бой, для которого чаще всего использовал ангельские клинки. Он чуть не выронил один из таких, услышав слова друга и медленно поворачиваясь к нему.
- Что ж, демон кариеса явно выиграет этот раунд, - взяв себя в руки, усмехнулся Джейс, стараясь скрыть свое замешательство. Только Алека могло настолько шокировать подобное открытие, чтобы возвестить о нем вслух, обозначив главной проблемой дня. Закончив пополнение собственных запасов оружия и чувствуя приятную тяжесть, парень подошел к другу. - Даже не знаю, предложить тебе руну стойкости или силы духа, чтобы справиться с осознанием того, что твой список вещей оказался настолько неполным.
Кинув камень в огород чрезмерной правильности парабатая, Джейс, в целом, нехотя подводил себя к мысли о том, что великая аргентинская карьера начнется с похода в супермаркет к примитивным. Впрочем, даже во избежание этого Вэйланд был не готов делиться собственной зубной щеткой, а потому пришлось признать неизбежность сего действия.
- Будем надеяться, что зубная щетка будет не единственным нашим уловом на сегодня. Собирайся.

Отредактировано Jace Wayland (19-01-2016 19:08:57)

+3

6

Алек очень и очень давно уяснил, что большинство слов Джейса надо пропускать мимо ушей. Нет, не полностью игнорировать и не обращать внимания, Алек так попросту не мог, наоборот он был в состоянии ловить каждое слово. Скорее слушать, что Джейс говорит, но не принимать близко к сердцу и не воспринимать всерьез, ведь его парабатай был мастером подшучивать, особенно едко. Поначалу когда Джейса, а на тот момент Джонатана, привели в их дом, в Институт то есть, Алек этого не знал. Да и Джейс тогда все же был другим или это так казалось в том возрасте? В любом случае, когда в новом брате открылся этот мрачный весельчак, Алек был в ужасе. Каждую шутку он воспринимал как данность и думал, что так оно и есть, как Джейс говорит. У Алека с давних пор позиция была всегда второплановая, то он действительно во все верил. Это потом, привыкнув к новому человеку в их маленьком обществе и став взрослее, Алек, наконец, правильно понял эту черту характера Джейса и научился с ней жить. Когда остроумие парабатая и вовсе было направлено против кого-то, а особенного того, кто Алеку неприятен (будем честными, приятны ему всего пять нефилимов во всем мире), то было даже смешно. В общем, Алек никак не отреагировал, упрямо продолжая искать проклятый включатель. И все же, иногда не ответить было попросту невозможно. Алек не бросался в бессмысленные попытки перебороть Джейса в языкастости, что уж говорить, в разговорах Лайтвуд вообще был не силен, но стоило некоторые вопросы решать сразу. Алек умел вычленять из острот Джейса самое главное. На фразы о демоне кариеса ответом был красноречивый взгляд, которым охотник любил пользоваться по отношению к младшим. Во взгляде этом при желании можно было прочесть взрослую (по мнению самого Алека) снисходительность и типичное для него неодобрение - оно такое не яркое, но ты точно знаешь, что оно есть. Не может не быть. День, когда Алек Лайтвуд будет полностью всем и всеми доволен можно будет занести в календарь особых дат нефилимов.
- Ты думаешь, здесь демоны на каждом углу? - скептически спросил Алек, ставя лук обратно на подставку. Они же всего лишь до магазина и обратно, разве нет? Надо познакомиться с местными охотниками, узнать у них положение дел, выяснить, нужна ли помощь, ну а еще Алек не собирался ввязываться в неприятности в первый же день, да еще и без лука. Нельзя же его брать с собой, ведь в супермаркет придется зайти без руны невидимости. Если в транспорте никто и внимания не обратит на невидимый свободный кусок пространства, то передвигающуюся по воздуху корзину для покупок точно заметит каждый встречный. Пришлось ограничиться несколькими кинжалами и одним клинком Серафима, просто на всякий случай, да и чтобы почувствовать себя более комфортно. Все-таки, что это за охотник без оружия?
Алек понял, что исчерпал лимит терпимости к примитивным еще в самолете, когда они оказались в здании супермаркета. Единственным его плюсом была прохлада от систем охлаждения. Это поразительно, но в то время как в родном Нью-Йорке было промозгло и холодно, в этой непонятной Аргентине было самое настоящее лето. Алек, когда читал о месте, куда они едут, не верил в подобное, считая информацию сильно преувеличенной. К счастью, он все-таки не взял с собой весь запас зимних свитеров, а то единственное, на что бы они нынче подошли, так это на замену подушкам. Во всем остальном место было ужасным. Люди, люди с колясками, люди с детьми в одной руке и сумками в другой. Кричали, жестикулировали, громко общались. Алек понял, что местные жители точно не придутся ему по вкусу - кардинально разные темпераменты, буквально на двух разных полюсах. Если и Охотники тут такие же, то всю коммуникацию придется оставить на Джейса, что тоже не всегда хорошо, так как парабатай как никто иной умел выводить из себя незнакомцев. Как же они раньше об этом не подумали? А, впрочем, неважно. Они сюда не друзей заводить приехали, а опыта набраться. Для этого необязательно общаться, вылазки на задания говорят за себя лучше всяких слов.
- Щетка. И уходим отсюда, - вряд ли парабатай будет спорить, да? Они с Джейсом, да и вообще большинством нефилимов, не жаловали мир примитивных, точнее, тесное с ними соприкосновение. А что может быть теснее, чем проехавшаяся по ноге тележка какой-то невоспитанной аргентинской женщины. Алек проводил ее хмурым взглядом.
- Даже не извинилась, - вот и ходи после этого без руны невидимости. Кажется, люди очень даже заслужили легкого испуга от вида летающей в воздухе зубной щетки. Ладно, это было неисполнимо все-таки, так что Алек заставил себя забыть о том, что вокруг полной людей, и сосредоточился на поиске стеллажей с необходимой ему зубной щёткой. За появлением в доме продуктов и прочих вещей у них следили в основном родители, точнее мама, изредка приходилось наведываться в небольшие магазины самостоятельно, но вот супермаркет был похож на лабиринт, заставляя нефилима чувствовать себя беспомощным.

+2

7

Ох уж эти хмурые брови и немигающий взгляд голубых глаз, сосредоточенно пытающийся донести до тебя всю полноту неодобрения и глубокой печали взрослого нефилима, наблюдающего за ребячеством младшего брата. Джейс упорно игнорировал эти посылы, отвечая лишь неизменной улыбкой и вообще поддерживая крайне беспечный вид.
- Нет, но что-то я сомневаюсь, что демон-экспресс не работает по четвергам, - засунув руки в задние карманы темных джинсов и покачиваясь с носка на пятки, заметил Вэйланд, терпеливо дожидаясь, пока Алек решит расстаться с луком и подберет себе более незаметное оружие. Уже частично изучивший арсенал местного Института, парень даже протянул ему парочку понравившихся клинков на выбор, склонившись над тем же стендом. Прогулка до магазина не требовала боевой экипировки и нанесения рун, отчего создавалось впечатление некой незавершенности процесса - Джейс рассеянно крутил стило в руках, о чем-то задумавшись. Когда к озорной улыбке на губах добавилось что-то еще, что так не нравилось его врагам, он произнес: - К тому же, в этом городе наверняка полно нежити.
Ссориться с местными обитателями Подземного мира не самой хорошей идеей, но меньше всего Джейс был заинтересован в скучных лекциях аргентинской версии Ходжа. Разве что у них была какая-нибудь умопомрачительная традиция, по которой нефилимы должны были пройти испытание, заключающееся в близком знакомстве с самыми красивыми представительницами нежити, обученными специальной технике переговоров... Но если испытание и существовало, то заключалось оно в зашкаливающем по количеству общении с примитивными, чей праздный южноамериканский дух действовал на нервы сильнее зацикленных на себе нью-йоркцев. Аргентинцы были слишком активными, без умолку трещали на испанском, который являлся странной помесью известных Джейсу французского и латинского, отчего часть слов была понятна, но полный смысл периодически ускользал. Царящая на улице жара не позволяла парню надеть излюбленный капюшон и изолироваться от мира - вынужденный скрывать руны, он итак упорно продвигался по улице в кожаной куртке, отчего весь взмок и по приходу в супермаркет какое-то время упрямо стоял напротив вентилятора.
Не то чтобы Джейс совсем не знал принципа расположения продуктов в супермаркете, но... не имел об этом весьма смутное представление. Вывески на испанском не сильно помогали делу, поэтому нефилим просто двигался по течению, раздраженно осматривая полки, набитые всевозможной продукцией.
- Я бы предложил тебе разделиться, - глядя вслед удаляющейся дамочке, Вэйланд закинул руку на плечо брата, вынужденный привстать ради этого на носочки и в итоге чуть ли не повиснув на Алеке. - Но тогда явно не обойдется без жертв.
Уже собираясь отлипнуть от брата, Джейс покосился в сторону одного из боковых проходов и, заметив несъедобное содержимое, направился туда, случайно потащив за собой и друга, прежде чем окончательного того отпустить. Запах этого отдела аппетита не вызывал, зато располагал к абсолютнейшей чистоте. Порошки, губки, чистящие средства. Не долго думая, нефилим взял с полки пару резиновых перчаток, какую-то гнущуюся швабру карманного размера, бутылку с наверняка мыльным раствором, загрузив все это в небольшое пластмассовое ведерко и вручил Алеку, кинув сверху пару тряпок, симпатичную голубенькую щетку и... ополаскиватель для рта.
- Это на случай, если щетка сломается или мне понадобиться использовать её для очистки пыльных углов в комнате, - сосредоточенно разглядывая стеллажи, на полном серьезе выдал Джейс, ища еще что-нибудь интересное.

+2

8

О, Алек как никто другой знал это выражение на лице Джейса. Улыбка обычно служит сигналом того, что человек пребывает в хорошем настроении, счастлив, расположен к контакту. Что же, в каком-то смысле всё так и было, но в особенном, джейсовском. Он действительно был расположен к контакту, например, он сейчас был бы не против оставить на теле другом синяки и переломы в лучшем случае, а лучше вообще довести жертву до того, чтобы она исчезла в пепле. И тогда он был бы счастлив. Алек понимающе посмотрел на парабатая, пусть сам он не разделял эту, в каком-то смысле, даже безумную тягу к сражениям. Алек их не избегал, но относился больше как к обязанностям.
- Лучше бы твоему демон-экспрессу работать, - с ними хотя бы всё ясно: нет такого демона, смерти которого не обрадовался бы Конклав. Жителями Нижнего мира охотники пренебрегали, но те были самостоятельными единицами, собравшимися в группы. Кланы и стаи могли стать большой проблемой, если с ними не считаться. Кто знал, какие правила в Буэнос-Айресе? Устраняли ли всех нарушивших правила сами нефилимы или оставляли право нежити разбираться со своими сородичами-нарушителями? Хрупкое равновесие порой достигалось годами. – Помни, что мы ещё ничего не знаем о городе, - напомнил Алек, как и было положено. Вот так всегда: Джейс готов броситься с головой в любую заварушку, Алек попытается остудить, если поймёт, что это худший из вариантов. Если не получится, то поддержит, потому что куда один, туда и другой – об этом даже в клятве парабатаев говорится.
И благодаря этой же самой клятве Алек был в этом рассаднике примитивности не один. Хорошо, когда у тебя есть напарник не только в бою, но и в походе по неизвестному супермаркету. Повернув голову, охотник посмотрел на Джейса, который сейчас находился довольно близко, ведь он в знак поддержки или наоборот насмешки (не всегда с этим загадочным Вэйландом разберёшь, ведь у него был развит навык издевательства над окружающими даже с серьёзным выражением на лице) решил на Алеке повисеть. 
- С чьей стороны? – поддержал он парабатая, ухмыляясь. Чего бы ни добивался Джейс, даже если просто хотел обсмеять Алека, тот расслабился. Впервые с момента, как они зашли в это здание. Пусть вокруг ходили сплошные горлопаны, рядом был лучший друг и брат, и так оно и будет, даже если сейчас на них набросится толпа неадекватных примитивных с забитыми тележками. И вот тогда жертвы точно будут: их затопчут прямо тут. Какая бесславная кончина для сумеречных охотников… Джейс уже тянул его в сторону всякой химии. Алек подумал, что он увидал там искомую зубную щётку, но даже и не ожидал, что уже через минуту будет держать ведро со всякими приспособлениями для уборки.
- У нас в комнате не настолько все плохо, - с надеждой произнёс Алек, пытаясь образумить парабатая. Он правда собирался убираться в чужом Институте? Сколько они тут пробудут, прежде чем  решат поехать куда-нибудь ещё? Обратные билеты куплены не были, предполагалось, что они сами будут контролировать все части их маленького путешествия. Кажется, Джейс хотел не только пыль протереть, которую даже Алек заметил, но и навести генеральную уборку, судя по всем этим средствам. Вишенкой на этом стерильном торте была голубая щётка и ополаскиватель для рта. Хорошо, что Джейс был занят разглядыванием полок, потому что Алеку необходимо было воззриться на него с дикой паникой во взгляде, желательно незаметно. Из все-е-ех щёток на полках, а тут были зелёные, серые, розовые, блестящие и красные, Джейс, конечно, выбрал голубую. Алек вообще-то не был из тех, кто видит намёки на больную тему абсолютно во всём, он не искал потаённый смысл, не придирался. Но когда влюблён в лучшего друга, брата, парабатая, то тут волей-неволей, увидев голубую щётку в ведре, думаешь: «О, Ангел! Он знает. Он точно всё знает!».  К счастью, Алек умел держать себя в руках, иначе бы уже пытался залить себя вот этими самыми чистящими средствами, чтобы было не так мучительно больно видеть разочарование или того хуже отвращение во взгляде парабатая. От этой мысли всё внутри свело, Алек кашлянул, заставляя себя не думать о худшем, и отошёл в сторону, будто и сам был занят рассматриванием товара. На самом деле ему всего лишь была необходима минута на то, чтобы привести мысли в порядок. Пока приводил, украдкой смотрел на Джейса. Ни о чём, собственно, не думал, но когда понял, что стоящая неподалёку девушка поймала его с поличным, на том, как он смотрел на своего парабатая, да ещё так насмешливо вскинули брови, будто всё о нём уже знала, Алек запаниковал. Он машинально (зачем-то) отступил, видать стараясь быть подальше от этой потенциальной угрозы, и никак не ожидал, что в этот момент позади неизвестный мужчина средних лет будет везти тележку. Врезавшись в неё, Алек дёрнулся в другую сторону, совершенно позабыв, что и отступить-то некуда – там стояли стеллажи. Когда чувствующий себя загнанным в угол сумеречный охотник врезается во что-то, стоит ожидать, что случится нечто плохое. Физически даже без рун они были сильнее обычных людей. Алек успел поймать и удержать тот стенд, в который влетел, но смежный поддержать было некому. Послышался грохот, разнёсшийся на весь магазин. К счастью, не звенело стекло, значит грохнулось нечто иное, и Алек вспомнил, что по ту сторону стояли соки и лимонады. Ведро валялось на полу, собранные в него предметы разлетелись в стороны. Сил взглянуть на Джейса не нашлось. Алеку ещё никогда в жизни не хотелось так сильно вот прямо сию секунду, не сходя с места, нарисовать на себе руну и навсегда исчезнуть со взоров зевак и сотрудников супермаркета, сбежавшихся на шум.

Отредактировано Alec Lightwood (29-01-2016 00:10:35)

+3

9

Висеть на высоченном Алеке было не особо-то удобно, но именно такие моменты нефилим считал основой основ всех заговорщических планов. Так его, Джейса, дурное влияние на парабатая магическим образом усиливалось, да и потенциальную жертву сразу было видно, так как угол обзора становился общим. Услышав вопрос, охотник самодовольно улыбнулся в ответ, неспешно переводя красноречивый взгляд на брата.
- Было бы опасной затеей порочить доброе имя Лайтвудов поражением в схватке с примитивными, - ободряюще похлопав Алека по плечу, парень уже заметил заинтересовавшие его товары, начав клониться в сторону, будто притягиваемый гравитацией. Не удивительно, что этот его порыв не нашел отклика в душе друга, до последнего пытающегося отстоять право прозябать в пыльном рассаднике микробов. Хотя, это по определению должно было быть намного безопаснее любой другой затеи Вэйланда, что делало уборку приоритетной задачей ближайших дней в рациональной вселенной Алека.
- Ты сразу высунулся в окно, подсознательно желая сбежать из этого пылесборника, - полностью сосредоточившись на многообразии очистительных средств, пробормотал Джейс с видом эксперта, на самом деле полностью теряясь во флакончиках, разбегающихся перед глазами. Единственное, что различало их для него между собой - цены, ко всему прочему, указанные в песо. Решив в пользу тех, где цифры были меньше, Вэйланд потянулся за одной из бутылок, которая резко ушла в сторону от его руки вместе со всем стеллажом. Реакция реакцией, но не ожидавший такой подставы Джейс спасал только то, в чем был непосредственно заинтересован, а потому цапнул пластмассовую емкость, возвращая равновесие и несколько настороженно смотря на шатающийся шкаф. И лишь оглушительный грохот в соседнем проходе говорил о том, что это было вовсе не чудесной магией магазина примитивных, а кем-то учиненным погромом. Долго искать источник не пришлось: вид Алека говорил за него, не говоря уже об отсутствии других подозреваемых. Моментально напрягшись, Джейс обогнул стеллаж, пытаясь разглядеть кого-нибудь из обитателей сумеречного мира под завалами рухнувшего стенда. Никаких звуков, никакого шипения или попыток выбраться. Никого, кого нужно было бы уничтожать. Так ничего и не найдя, он переместился к брату, дотрагиваясь до его плеча.
- Алек, что ты видел? - мельком косясь в сторону застывших и охающих примитивных, охотник слегка потряс друга, пытаясь дождаться от того реакции и обеспокоенно осматриваясь по сторонам. - Что там было?
А быть там, для настолько вызывающего поведения на глазах обычных людей, должно было что-то очень большое и очень опасное, раз у них не было времени даже нанести руну невидимости, приготовившись к работе. К слову, людей вокруг становилось все больше и больше. Первые ряды заняли пробившиеся сквозь толпу зрителей работники супермаркета, недовольно осматривающие разрушения. Двое уже подошли к ним и что-то быстро говорили на испанском, периодически отдавая указания другим и переговариваясь с кем-то по рации. Охранник уже подтянулся к входу, лишая их возможности быстрого отступления, да и многочисленные камеры видеонаблюдения не позволяли раствориться прямо в воздухе. Не дождавшись от Алека ответа касательно угрозы, Джейс переговорил с работниками супермаркета на смеси английского и итальянского, соглашаясь добровольно проследовать в служебные помещения до приезда полиции.
Они явно не выглядели настолько состоятельными, чтобы материально возместить причиненный ущерб. И все же, их не трогали, забрав заграничные паспорта - единственные документы, очевидно, намереваясь связаться с родственниками или туристическим оператором. Уже предвкушая очередное лишение оружия и много-много лекций по возвращению в Институт, Джейс пристально смотрел на брата. Теперь в его взгляде было не только беспокойство, но и недовольство.
- Не обязательно было понимать мои слова буквально и устраивать представление перед примитивными, – проворчал нефилим, откидываясь на спинку жесткой скамейки, на которой был вынужден ютиться с Алеком. – К слову, я сказал, что ты почувствовал себя плохо, поэтому постарайся выглядеть больным.

Отредактировано Jace Wayland (12-02-2016 21:45:32)

+2

10

Алек сухо усмехнулся, шутка удалась. Лайтвуды, в смысле мама и папа, действительно бы устроили целое представление из молчаливых укоров и сердитых взглядов, вернись сыновья с проигрышем от примитивных. Точнее даже так: ввяжись они в драку с примитивными в принципе. Да даже просто ссору. Не царское это дело, ругаться с обычными людьми, они того были недостойны. Да и разве могла быть у них с сумеречными охотниками какая-то общая тема, которая бы вызвала разногласия? Примитивные существовали себе тихо-мирно, ничего не зная об окружающем мире, а они, нефилимы, рисковали собственными жизнями, охраняя и их покой в том числе.
- А что родители сделают? Отошлют нас куда-нибудь? – не то чтобы Алек шутил, но и серьёзным точно не был. Намекал на то, что они не в Институте уже и без того, а, значит, чего опасаться? На стычку с парой примитивных Конклав бы не обратил внимания, в отличие от старших Лайтвудов. Те настолько не желали позволить себе пасть в глазах сородичей и Конклава, что держали детей в ежовых рукавицах. Но ведь им было бы необязательно знать о подробностях пребывания сыновей в Буэнос-Айресе.
- Я смотрел на вид, - без особой энергии постарался оспорить, зная, что это бесполезно. Джейс упрямец, если он решил, что в данной им комнате слишком грязно, уже ничто его не переубедит, разве что многочасовая уборка. Оставалось надеяться, что Джейс не решит, будто парабатай должен обязательно поучаствовать в этом. Алек в отличие от него был более неряшливым, хотя по сравнению с этим фанатичным чистюлей так можно было назвать абсолютно всех. По крайней мере из тех, кого Алек знал. 
Когда Джейс вдруг оказался рядом и коснулся плеча, Алек едва удержался от того, чтобы не дернутся и не подпрыгнуть. Тут ведь ещё было что сшибать, вон сколько стеллажей и товаров, не успевших поваляться на полу. Алек попытался взять себя в руки, но он понимал, что смотрит на парабатая широко раскрытыми глазами. Внутри он паниковал и не знал, что делать, на кого свалить, как объяснить произошедшее, ведь, стоило признать, Алек изредка бывал неуклюж (случается даже с сумеречными охотниками), но не настолько, чтобы случайно врезаться в стеллаж и устроить локальную разруху. Он уже хотел было попытаться зацепиться за версию, что у него резко закружилась голова, как Джейс задал очень удачный вопрос. Мол, что ты видел. Только нефилимы и жители Нижнего мира могут сказать: «Я видел призрака», и это может действительно оказаться правдой. Сейчас это была бы ложь, но во спасение его, Алека Лайтвуда, потому что он в принципе был плох в разговорах, ещё хуже дела обстояли с придумыванием красивой лжи. Ему легче умалчивать и скрывать, но не лгать в глаза. Если перед охотником вдруг внезапно материализуется призрак, то напугаться не постыдно. Впрочем, идеальную отговорку озвучить не удалось, так как уже подоспели сотрудники с их разборками. Джейс их взял на себя, что логично: говорить он был мастак. Если не выводил всех из себя (была у него такая способность), то обязательно арканил на своё обаяние. Языковые преграды помешали воплотиться чему-либо, охрана не выглядела впечатлённой, лишь рассерженной, да ещё и на Алека пялились странно. Тот смотрел в ответ, уже пройдя стадию от ярко-красного до поганисто-бледного. Не из-за страха перед примитивными, а всё ещё от стыда, но более глубинного, который разъедал его двадцать четыре часа в сутки уже на протяжении нескольких лет. Потерял контроль и поплатился, вон какая шумиха, ещё и документы забрали. Что не беда, всё равно подделка, сумеречным охотникам корочки не нужны; они не платят налоги, у них своя система здравоохранения с магами и целебными травами (к тому же здоровье намного лучше), у них новейшие технологии и принтеры. Алек без сожалений отдал паспорт, понимая, что конкретно этот уже вряд ли увидит вновь.
- Мне неважно, что они подумают, - тихо ответил Алек, сидя рядом с Джейсом. Говорил тихо, повернув голову в сторону парабатая, чтобы слова доходили только до его ушей. Алек был очень дотошным и законопослушным, он знал, что рано или поздно на него возляжет ответственность за Институт, знал, что так правильно: жить по правилам. Он знал все законы их сумеречного мира, исполнял их (чаще всего, если только его не умудрялись подбить на иное), вечно нудил о необходимости его соблюдения. Но до примитивных предписаний дела ему, по сути, не было.
- Это был призрак. То, что я увидел, - Джейс ведь наверняка задался бы этим вопрос ещё раз, Алек решил проявить инициативу. – Он безобиден. Я всего лишь не ожидал его появления, - Алек осторожно оглядывался по сторонам, незаметно, примечая детали скудной обстановки. Даже окна по близости не было, а жаль. – Если родители узнают, - можно было не заканчивать предложение. Джейсом те хоть и восхищались, но получал он не меньше остальных, коли уж з в передряги. В этот раз виновником был Алек (с ним это редко случалось), но мама вряд ли будет разбираться в деталях. – Надо уходить. Они даже догнать нас не успеют, - можно было бы потратить время на разговоры с полицией и обещание администрации супермаркета возместить ущерб, однако, они с Джейсом как мини оружейный склад. Ножи и клинки серафимов будет сложно кому-либо объяснить. Передвигались охотники быстрее примитивных, никаких затруднений быть не должно, оставалось только придумать, как отвлечь от себя внимание, чтобы продемонстрировать людям свои таланты. Хоть доставай стило и поджигай лавку, на которой они сидели, но нет, Алек был не их тех, кто рискнул бы провернуть нечто подобное. Стоило попытаться притвориться больным, как и говорил Джейс, может тогда бы их отпустили без разборок, ещё и скорую бы вызвали, а уж из неё выбраться не составило бы большого труда. Но Лайтвуд был не только плохим лгуном, но и ещё более худшим актёром.

+2

11

Услышав вопрос друга, Джейс невольно вспомнил своего отца. По сравнению с его методами воспитания любые, даже самые суровые наказания со стороны Лайтвудов не казались Джейсу страшными или даже значительными. Именно поэтому в детстве он с легкостью сваливал все на Алека или Изабель, пусть и не сразу, но решив со временем, что всегда занимал бы их место, если бы это был Майкл Вэйланд. Задумчиво крутанув кольцо на пальце, парень отогнал от себя навязчивые мысли о прошлом.
- Ссылка в Буэнос-Айрес на пожизненный срок. Да здравствует тропический ад, - все также, в шутку, но слегка напряженно произнес он, зная, что Мариза и Роберт никогда бы не поступили подобным образом с собственными детьми, независимо от тяжести их проступка.
Кажется, кто-то наверху решил проверить данное утверждение, потому что в следующие десять минут они привлекли к себе больше внимания примитивных, чем за весь прошедший год. Не то чтобы Джейсу не нравилось быть в центре событий, но даже его жажде славы был предел. Точнее, аудитория подкачала. Не говоря уже о претензиях к собственному парабатаю, который не оставил ему возможности подготовиться к вспышкам фотокамер. В самой ближайшей перспективе - полицейским, в участке, на дебильном фоне с табличкой в руках.
- Неважно? А для кого старался тогда? - приподняв брови, несколько раздраженно уточнил Джейс, не сильно-то стараясь понижать голос. Он не знал, что злило его больше: то, что Алек пренебрегал его попытками словесно спасти ситуацию или то, что опрокинут оказался никому не нужный стеллаж с химией, а не что-нибудь со стеклянными бутылками и ценным содержимым. На самом деле, Джейс испытывал в свое время желание купаться разве что в лапше и, даже исполнившись, оно отнюдь не сменилось алкоголем. Но как приятно было бы знать, что они натворили что-то действительно стоящее, заработав такое количество "признательности" от примитивных.
Получив долгожданные объяснения, нефилим затих. Призраки были нечастым явлением в их мире, и зачастую даже сумеречные охотники были не в состоянии видеть их, лишь ощущая присутствие. А уж визуализация обещала быть особенно приятным зрелищем. Джейс не встречался с ними, а потому не мог осуждать Алека за его реакцию, пусть она и имела довольно неприятные последствия. Он не стал ничего говорить, лишь подавшись вперед, упираясь руками в собственные колени и задумчиво смотря на дверь.
Осведомленность старших Лайтвудов по-прежнему не сильно пугала, но не нужно было быть ясновидящим, чтобы понять, что это значит для парабатая, с детства заточенного на следование правилам и соблюдение дисциплины. И раз уж Алек периодически поступался своими принципами ради его приключений, Джейсу придется влезть в это, спасая его покой и репутацию послушного сына.
- Снесешь охранника? А если там копы с пистолетами и электрошокерами? - самым добродушным тоном поинтересовался парень, ни капли не сомневавшийся в их превосходстве, но не желающий проверять это в присутствии брата, который с большей вероятностью мог оказаться раненым. Встав и оглядываясь по сторонам, Джейс приставил стило к двери, через прозрачную поверхность осматривая стеллажи. Охранников у входа стало двое и, выругавшись, охотник попытался найти другой выход из этого дурацкого здания. Заметив дверь на противоположной стороне зала, он задумчиво произнес:
- Они же не ночами все здесь выгружают. Значит, должен быть еще один выход, - ткнув в "окошко", он указал на виднеющиеся створки. - Вот туда мы и побежим. Можешь даже скинуть еще парочку стеллажей.
Рядом с помещением, где они находились, стояли несколько работников магазина, о чем-то переговариваясь и недовольно посматривая то на образовавшиеся завалы, то на дверь. Выйти из нее незамеченными без рун не получилось бы, а потому открывать дверь, судя по всему, пришлось бы эффектно - с ноги, бегом устремляясь в центр зала.

Отредактировано Jace Wayland (02-04-2016 16:08:45)

+4

12

По какой конкретно причине Джейс был раздражён, Алек точно не знал, но догадывался, что это следствие всего: и его, Алека, опрометчивых киданий на стеллажи, и поднятой шумихи и брошенного ведра с химикатами, которые им теперь, видимо, не забрать, а значит комната останется грязной. Грязной по меркам Джейса Вэйланда, то есть, не стерильно блестящей. Лайтвуд лишь смиренно вздохнул, потому что он и сам был не рад тому, что устроил. Ему не нравилось привлекать внимание в принципе и уж точно не таким методом, когда втянуты оказались ещё и примитивные. Что бы он ни говорил о том, что ему нет дела до того что те о них подумают, но по совести волновать это его было должно. Кодекс обязывал их соблюдать не только законы нефилимов, но и стран, в которых они проживали. Правила. Лучше бы эти примитивные соблюдали правила и не пялились так нагло. Впрочем, бессмысленно злиться на кого-либо, кроме себя. Хорошо, что ситуация, на самом деле, не такая уж и безнадёжная.
- Электрошокеры? Я всего лишь уронил один стеллаж, они не будут ждать нашего сопротивления, - если только местные полицейские не полные гангстеры какие-нибудь, живущие беззаконьем и жаждой причинить вред приезжим. Алек был не высокого мнения о примитивных, но не настолько. Да и что бы сделали им двое, даже трое полицейских? Алек готов был предложить всё-таки поступить именно так: бежать напропалую к выходу и не волноваться об охранниках, которые могли бы попытаться их остановить, однако Джейс уже предлагал другой план. Алек посмотрел в прозрачное «окошко», созданное стило, чтобы понять, о чём конкретно говорит друг, и понять обстановку. Встав с места, Алек так же подошёл к двери и недовольно сжал губы, когда Джейс предложил скинуть ещё парочку стеллажей. Вероятнее всего, это он хотел так поиздеваться, они ведь могут обойтись и без такого шумного разрушительного отвлекающего манёвра. Так что парабатай удостоился прямого осуждающего взгляда, говорящего о том, что нет, не будет Алек больше ничего скидывать.
- Идёт, - план был прост и хорош, не подразумевал излишеств и направлен был на одну только цель – вывести нефилимов из этого здания. Всё кристально чисто и понятно, никаких рисков, никаких неожиданных и странных ответвлений, которые Джейс порой мог придумать. Алек кивнул, давая понять, что и одобрил, и понял всё. Ещё раз глянув в сторону «окна» и убеждаясь, что правильно всё запомнил, посмотрел на парабатая так, будто за дверью были не сотрудники магазина, а демоны. Серьёзный взгляд человеку, который разделял с ним всё: от проблем в супермаркете Аргентины до болезненных исцелений после очередного не совсем удачно прошедшего сражения. Всегда вместе и всегда с поддержкой, и неважно, что история довольно комичная. Это сейчас она такая, а сколько Алеку приходилось смотреть так на Джейса думая, что это мог быть последний раз, когда у них есть такая возможность.
Чем хороша долгая совместная работа друг с другом? Тем, что можешь безошибочно понять своего побратима, знаешь его привычки, способности и примерный ход мыслей. Нет необходимости произносить слова, теряя время и выдавая свои планы, всё ясно по взглядам, жестам. Алек вздыхает, а на выдохе уже с силой толкает дверь плечом, чтобы створки громко распахнулись, ударившись о стены. Грохот раздался знатный, напугав тех работников, которые стояли неподалёку. Одна женщина даже вскрикнула и закрыла рот рукой, будто рухнуло полздания, не меньше. Рассматривать чужой испуг было некогда, Алек без промедлений развернулся в нужную сторону и помчался к запасной двери. Бежать приходилось, подстраиваясь под человеческие силы и способности, ведь на стенах тут и там висели камеры, а блистать перед ними своими талантами охотникам было запрещено. Под ногами мешались покупатели, которых приходилось огибать, чтобы не убить тут случайно кого-нибудь. Алек бросил короткий взгляд в сторону главного входа, где до этого стояли охранники. Мужчины в форме уже бежали им навстречу, громко крича и, не иначе как, посылая проклятия в сторону беглецов. Один из них кричал в рацию, вызывая других служащих. Покупатели, может, и были преградой, но ведь не только для них с Джейсом. Алек на бегу толкнул в сторону преследователей тележку, попавшуюся на пути, и та всё-таки врезалась в один из стеллажей, с которого тут же посыпались банки с консервами. На самом деле у примитивных не было ни шанса их догнать, тем более нефилимы воспользовались эффектов неожиданности. Вряд ли кто-то ожидал, что два подозрительно выглядишь паренька во всём чёрном (в такую-то жару) начнут выламывать двери и носиться по супермаркету. Тем временем они уже добрались до ещё одного выхода. К счастью, Алек был достаточно высоким для того, чтобы дотянуться до верхних штырей, служащих замков, а уж о нижних и говорить нечего было. Однако заперта дверь была не только засовами, но и на ключ.
- Джейс, – негромко позвал Алек парабатая, поворачиваясь к нему в пол оборота, чтобы тот увидел вытащенное из кармана стило. Дверь казалась достаточно массивной, чтобы выламывать на глазах у примитивной публики, так что необходимо было рисовать руну. А пока Алек собирался этим заниматься, лучше бы Джейсу его прикрыть, чтобы никто не увидел ничего подозрительного, именно на это он и намекал так немногословно.

+2

13

- Даже примитивные в состоянии оценить тот факт, что от столкновения с тележкой пострадает скорее кусок железа, а не ты, - пялясь в собственноручно созданное окошко, произнес Джейс, сдувая резким выдохом упавшие на лицо пряди светлых волос. Те были мокрыми и никуда не делись, поэтому молодой человек смахнул их рукой, прежде чем продемонстрировать братцу внешнюю сторону своей ладони. - Не говоря уже о том, что мы с тобой явно смахиваем на любителей татуировок и оккультизма.
Продолжать список можно было бесконечно долго. В конце концов, они были упакованы с ног до головы в изнуряющую летнюю жару, а малейший обыск выявил бы количество оружия, которого хватило бы на заполнение небольшого музея.
Алек сопел ему над ухом, явно не желая мириться с тем, что ничто не будет забыто, и выходка с опрокидыванием стеллажей не только будет рассказана Изабель и многократно повторена, но и, вполне возможно, станет одной из коронных шуточек. Не то чтобы нефилим забыл об уважительной причине такого поведения, но о приключениях должны слагать легенды, ибо некоторые из них - особенно такие - Вэйланд повторять отказывался.
Они появились эффектно, и Джейс не удержался, сдавленно хохотнув. Он действительно собирался вытащить отсюда брата, но, несмотря на сосредоточенность на погоне, на этот раз все было намного проще. За ними гнались примитивные, а не демоны, они бегали по хорошо освещенному помещению, явно не защищая людей вокруг. Это было настолько неправильно само по себе, что отбивало всякую убежденность в том, что сейчас происходит что-то опасное. Пессимистичный настрой нефилима уходил на второй план, оставляя место веселью и забаве. Воспользовавшись тем, что они двигаются отнюдь не на предельной для себя скорости, Джейс свернул в сторону недавно сваленного стеллажа, которые успели оградить несколькими тележками и табличками с надписями, общий смысл которых звучал как "осторожно, не навернитесь". Подпрыгнув, парень с легкостью приземлился на верхушку такой таблички, заставляя ту сложиться, и со скрежетом проехался на ней по гладкому полу, как на доске для серфинга по водной глади. Сам "сёрфингист" по мере торможение пригибался все ниже к земле, схватив один из валявшихся на полу товаров, прежде чем подняться и, расталкивая остальные преграды, рвануть за успевшем уйти чуть вперед Алеком. Засунув свою находку в карман куртки, он нагнал брата. Пока тот возился с дверью, Джейс занял оборонительную позицию, повернувшись лицом к залу и предоставляя парабатаю возможность не волноваться за собственную спину.
- Пошевеливайся, Алек, они черепахи, но не настолько же, - дал он рекомендацию Лайтвуду, обдумывая идею запустить чем-нибудь из товаров в приближающихся с ужасным топотом охранников и других сотрудников магазина. Обернувшись на зов, нефилим негромко выругался, рывком оказываясь рядом с братом, чтобы тот уже мог начать урок рисования. Пока тот был поглощен работой, высекая линии открывающейся руны на двери, Джейс мельком осмотрел ближайшие стены на наличие камер. Так как это был вход в служебное помещение, доступ к которому был явно ограничен, то в эту сторону была направлена лишь она камера, расположившаяся практически прямо над их головами. Удовлетворив свою жажду разрушений, охотник сшиб её валявшейся рядом консервной банкой. Завершенная руна подействовала, и Джейс рванул внутрь, подталкивая наверняка желающего быть последним Алека вперед. Оказавшись с другой стороны, он навалился на дверь, удерживая её и ожидая более скорого повторения обратного рисунка.
- Давай быстрее, не автограф фанатам оставляешь, - прекрасно зная, что запирающая руна куда сложнее открывающей, проворчал Джейс, сквозь полупрозрачные окошки в двери любуясь почти настигнувшими их преследователями.
Когда с дверью было покончено, Джейс выпрямился, отходя на несколько шагов назад и с улыбкой смотря на дверь. В помещении противно гудело, а температура была на несколько градусов ниже магазинной и приятно охлаждала изнуренный от жары организм. Выдыхая облачко пара, нефилим не замечал, как за несколькими стеллажами далее притаился охранник, уже оповещенный по рации о двух сбежавших нарушителях.

Отредактировано Jace Wayland (11-05-2016 14:10:34)

+3

14

Джейс был не намного младше Алека, но порой казался ему сущим ребенком. Особенно когда прекращал испускать волны мрачной привлекательности и привлекательной мрачности. Иногда в Джейса вселялся бес (не в прямом смысле, конечно, настоящие бесята уродливы и где один, там и другой, так что если бы такое на самом деле случилось, проблем тогда было бы выше крыши), довольно часто, если уж быть честным, который требовал от него выходок. Лично Алек расценивал их как выпендреж, не более, а это, как ему казалось, свойственно лишь детям. Возможно, со стороны Алека такие рассуждения тоже были своеобразным выпендрежем, ведь всем известно, что ему нравится быть старшим, и мало кому известно, что он на самом деле восхищен парабатаем, но к себе он был довольно снисходителен в этом вопросе. Что бы Джейс ни устроил, а это было настоящее представление для примитивных, по пути к двери отступления, в конце концов он оказался рядом.
Всегда оказывался рядом. В этом смысл быть парабатаем, касается ли дело глупого побега из супермаркета или сражения с целой гвардией демонов.
- Хорошее попадание, - бурчит под нос сосредоточенный Алек, когда краем глаза замечает, как консервная банка устремляется точно в цель, портя имущество примитивных - камеру слежения. Пусть любимым оружием Джейса и был меч, но никто, а Алек в первую очередь, не стал бы сомневаться в его способностях обращаться буквально со всем, что попадает ему в руки. Лайтвуд один раз стал свидетелем того, как демон отправился в другое измерение точным ударом вилки в лоб. Конечно, демон к тому времени уже был ослаблен и кухонная принадлежность на самом деле стала причиной того, что демон покачнулся и вылетел на свет, но все это детали. Алек своим племянникам в далеком будущем будет рассказывать о том, как дядя Джейс убил демона вилкой, да-да, точной такой, какой вы наворачиваете свои макароны.
Когда дверь отперта, Алек собирается дождаться, пока брат не скользнет за нее, а уже только потом зайти самому, как вдруг получает ощутимый толчок. Джейс, как это свойственно таким самодурам, как он, портит все его планы. В итоге дверь захлопывается именно за Вэйландом, а не Лайтвудом. Тот раздраженно вздыхает, но принимается выводить запирающую руну под привычные провокационные подбадривания Джейса.
- Я же не ты,- так что с чего бы ему давать автографы?
Алек ладит с рунами, но даже если они у него хорошо получается, это не значит, что можно позволить себе рисовать их бездумно. Руны - дело такое. Ошибись хоть на один не туда закрученный завиток и все, ангельская магия не сработает. Тщательность и скрупулезность Алека идеальны для того, чтобы достичь успехов в рунах. В конце концов они огорожены от преследователей, их теперь не догонят, и Алек убирает стило в карман.
- Ну и что это было?- скептически спрашивает Алек, вскидывая брови. Под "этим" он подразумевает тот трюк в стиле серфингиста. Супермаркетогиста? Неважно. Джейс должен понять. Алек имеет в виду, что они же убегали, не подходящее было время! - Перед кем красовался? - спрашивает с кислой миной на лице, и осматривается.
В помещении ощутимо прохладнее, даже комфортно как-то, и оно ничем особо не примечательно. Серо и довольно чисто. Вдоль одной из стен видны массивные металлические двери, с другой стеллажи. И постоянно доносится гул, должно быть, из охладительных камер или вентиляции. Стоило отойти, как раздались стуки и характерный звук, когда тела врезаются в запертую дверь. Та была закрыта наглухо и в ближайшее время примитивным ее не открыть. Оставалось добраться до выхода, чтобы убраться и забыть как страшный сон этот поход в магазин. Вот поэтому Мариз совершает все покупки сама. Ее дети - стихийное бедствие. Алек уверен, что им удастся быстро выбраться отсюда ровно до тех пор, пока за одним из стеллажей не слышится определенное потрескивание рации. Сами сумеречные охотники ими не пользуются, но знать знали, тем более что этим средством связи часто пользуется охрана или полиция. Затем раздается зажеванный голос из динамика. Алек хмурится, бросив взгляд на Джейса и чуть ли не мысленно посылает ему сигнал "будь наготове, прикрой", зная, что парабатай поймет. После этого быстро доходит до конца стеллажа, чтобы заглянуть за угол. На него смотрит смуглый типичный (Алек пробыл в этой стране всего ничего, а уже сделал вывод) аргентинец. Он начинает что-то быстро произносить, затем повторяет слово "полиция" на доступном всем языке, и прячет руку за спиной. Алек знает, что оружия там нет, у других охранников не было, а этот не выглядит особенным. Лайтвуд решает не обращать внимания на незнакомца и поворачивается к Джейсу.
- Напомни, зачем мы сюда вообще пошли? - Алек осуждает Джейса. Он не добавляет вслух: "ах да, тебе обязательно  понадобилось устроить уборку", но подразумевает это всем своим видом. Однако нравоучения могут подождать. Алек смотрит вдаль и показывает рукой в сторону коридора, ведущего куда-то в бок. Говорит тихо, хоть и не считает, что охранник хорошо знает их язык.
- Там могут быть кабинеты. С окнами, - через которые можно вылезти и, возможно,избежать встречи с полицейскими.

+2

15

Джейс усмехнулся, поправляя слегка сползшую от активных действий куртку. Алек был в своем репертуаре, хотя обычно он предпочитал устраивать разбор полетов по возвращению в Институт - большинство демонов давали фору охране супермаркета, если не выламывая двери с "мясом", то разъедая их кислотой, изменяя свой размер или делая кучу других омерзительных вещей, о которых их никто не просил. Приходилось постоянно быть начеку, пока ангельский клинок не превратит тварюгу в пыль, депортируя за пределы мира людей. Брат явно, по мнению Вэйланда, заражался если не беззаботностью, то расслабленным состоянием, раз начинал лекцию внутри магазина.
- Это называется веселье, Алек, - не менее нравоучительным тоном заявил Джейс, добравшись до рукавов и раздумывая, закатывать их или нет. Впрочем, отпираться слишком долго было бесполезно - парабатай слишком хорошо его знал, да и охотник совершенно не собирался скрывать свои методы.  - К тому же, может быть, я хочу хоть раз оставить свидетелей своего мастерства в этом измерении?
Небольшая встряска пошла Вэйланду на пользу - впервые с момента прибытия в Буэнос-Айрес он был доволен происходящим, даже если побежденной оказалась видеокамера. Примитивные, как всегда, сохраняли за собой статус одураченных, но на то они и примитивные. К слову, свой лимит взаимодействия с ними на сегодня он превысил и даже был почти не против вернуться  в Институт ни с чем, отложив поиски демонов и других нарушителей Закона, несущих опасность и адреналин, до завтрашнего дня. Но сначала им предстояло выбраться из... супермаркета. Покачав головой, Джейс заведомо поставил крест на этой истории - в самом деле, не будет же рассказывать сумеречным охотникам об опасностях запутанной сети магазинов.
Потрескивание где-то в глубине склада волшебным образом сводят брови Алека по направлении к носу. Младший же заинтересованно наклоняется вперед, высматривая источник шума. Неужели Разиэль улыбнулся своим потомкам и в ничем не примечательном скоплении еды попахивает контрабандой? Вдруг местная стая оборотней приторговывает расчленёнкой, а для вампиров стоит отдельный холодильник с бутылками крови, с указанным сроком годности, группой крови, резус-фактором и адресом источника, у которого все это дело слили? Пожалуй, для магов можно было бы завести отдельный стеллаж с младенцами, кровью девственниц и трафаретами пентаграммы. Свечи пусть делают сами, чего они им, какая-то убогая парфюмерия?! Но увы, вместо столь ярких картинок за стеллажом, куда они усердно пробираются - Вэйланд плетется следом, заинтригованный и потому готовый совершить сальто в воздухе, будь там реальная опасность или сувениры Нижнего мира - всего лишь очередной работник супермаркета, удивительно быстро перешедший к угрозам - или это он рации?
- Let's. Kill. Him, - почти что по слогам, показательно громко выдает Джейс, надеясь, что его родной английский известен аргентинцу хотя бы на уровне таких примитивных фраз. Охота расхохотаться, но он смотрит на парабатая максимально серьезным взглядом, оценивающим взглядом окидывая их преследователя. Он не представлял особой угрозы, но вполне мог решить попробовать скрутить двух подростков, даже если допускал факт того, что они вооружены. Но, судя по всему, он не особенно ценил имущество магазина, так как предпочитал отсиживаться в своем углу.
Судя по недовольному виду Лайтвуда, тот страдает склерозом. Джейс отвечает ему снисходительной улыбкой, но быстро идет в направлении указанного коридора - железная дверь в очередной раз содрогается от попыток примитивных проникнуть внутрь. С каждым новым лицо аргентинца за спиной Алека озаряется надеждой, а веселье молодого охотника сменяется привычной скукой. Надо выбираться из этой дыры. И хотя Вэйланд чуть ли не первый раз в жизни посетил супермаркет, что-то он не наблюдал в подобных зданиях окон, когда они проходили мимо, выслеживая скрывающегося в подворотнях Нью-Йорка демона. Поэтому он уверенно проходил мимо редких дверей в плохо освещенном коридоре. Впереди тот расширялся, переходя в небольшую комнату, пол которой плавно уходил вниз напротив одной из широких металлических дверей, напоминающими вход в гараж. Не успел Вэйланд повернуть рычаг, как с той стороны двери, с улицы, послышались голоса - раздраженная испанская речь, быстрая и громкая, состоящая из резких команд, которые он не понимал, но о назначении которых догадывался. Раз уж они заблокировали одну дверь, то кому, как не работникам, пришла бы идея воспользоваться второй?
- Алек, - отступая на несколько шагов назад, Джейс быстро развернулся, доставая припрятанное в карманах куртки стило. - Давай сюда руку, - не дожидаясь разрешения, он потянулся к брату, задирая рукав и приставляя орудие к коже - руна невидимости медленно, но верно вырисовывалась на коже привычными мазками, скрывая Лайтвуда от глаз примитивных, с характерным лязгом открывавших огромную дверь.

+1

16

- Правильно, Джейс, оставляй свидетелей. Веселись. И уже на следующей неделе нас вызовут в Идрис на слушание, - свидетели среди примитивных это не то, что Конклав поощрял. Точнее сказать, порицал и вообще всячески запрещал с людьми контактировать больше, чем необходимо. Но одно дело сходить в ресторан за порцией жареных крылышек в остром соусе, совсем другое устраивать цирковое представление, демонстрируя свои превосходящие человеческий уровень способности. Конечно, среди людей были экстремалы и каскадёры, которые вполне могли бы исполнить трюк, который Джейс всем продемонстрировал. Тут главное физическая подготовка и ловкость, ничего сверхъестественного. Поэтому, несмотря на ворчание, Алек знал, что они хоть и привлекли внимание, но точно не к своим необычным и одарённым личностям нефилимов. Читать лекции это не мешало, так сказать, на будущее, чтобы в следующий раз неповадно было. А то ведь этот весельчак Джейс продолжал веселиться. Он устроил маленький инфаркт миокарда охраннику, предложив убить его. На английском, международном языке. Бедный мужчина не знал, что Вэйланд делает это нарочно, пугает и дурит. Не то чтобы Алеку было не плевать на душевное спокойствие примитивного, но он, как хороший старший брат, такие шутки одобрять был не должен. Поэтому смерил Джейса красноречивым недовольным взглядом и вскинутой в немом вопросе бровью.
На самом деле охранник не был их проблемой. Один, безоружный и трясущийся у стеночки, он был неинтересен. К сожалению, о группе других примитивных этого было не сказать. Они настойчиво пытались проникнуть в помещение, лишая тем самым нефилимов возможности уйти спокойно и с миром. Алек ещё раз мысленно проклял уборку и пообещал себе этим же вечером устроить ужин на кровати Джейса. С крошками и соусом, чтобы парабатай окунулся в атмосферу хаоса по полной. А пока Лайтвуд лишь медленно шёл за Джейсом, соблюдая дистанцию и оставаясь реальной преградой между охранником и своим братом. Просто на всякий случай, если отчаянный примитивный решит совершить анти-геройский шаг и кинуть в них, например, рацией. Крики стали громче по мере приближения к двери и в какой-то момент стало очевидно, что скорее всего её всё-таки откроют. И в целом, это не так уж и плохо. Тогда сумеречные охотники успеют выскользнуть. Поправочка, если только успеют вовремя нанести руны. Разумеется, как это всегда бывает в жизни, хороший план пошёл по древаку. Джейс успел нарисовать необходимый символ на руке Алека (конечно, он не стал сопротивляться, когда парабатай так резко оказался рядом и задрал рукав), но сам остался видимым в тот момент, когда примитивные, наконец, справились со своим же собственным творением – дверьми.
- Проклятье, - прошептал Алек, оборачиваясь и проверяя, не заметил ли их старый трусливый друг, как рослый парень вдруг растворился в воздухе. Не видел. Замечательно, хотя бы один плюс в этом есть.
То, что происходило дальше, Алек предпочёл бы никогда не вспоминать, потому что такое поведение не достойно старшего сына древней семьи сумеречных охотников. Однако в толпе, не меньше, людей, среди которых были и сотрудники супермерката, и охрана и даже пара полицейских, скорее всего патрульных с улицы, начала твориться чертовщина, достойная низкосортного фильма ужасов. С головы невысокой женщины слетела бейсболка. Лысый мужчина споткнулся, буквально о свои (нет) ноги и повалился вперёд, цепляясь за первого попавшегося человека и срывая с него брюки, у которых случайно (как же) лопнул ремень. И пока Алек ловко лавировал среди примитивных тел, он успел заметить на улице, совсем рядом, пожарный кран. Уже по пути к нему Лайтвуд нанёс на руку руну силы. Её тут же начало привычно печь, стоило взяться за вентиль, но тот поддался с лёгкостью. Стоило во все стороны податься напором воды, как большая часть внимания была перекинуто с Джейса именно на это происшествие. Поэтому когда Алек вновь оказался рядом с парабатаем, то рядом с ним стоял всего один охранник. Видимо, самый здравомыслящий. Было бы похвально, если бы он не стоял на пути к свободе. Пришлось поднимать край его форменной куртки со спины аж до самой головы, чтобы таким образом закрыть лицо, и толкать мужчину в сторону. Пока тот искал равновесие и скидывал куртку с головы, Алек уже успел нарисовать руну невидимости на Джейсе.
- Убираемся отсюда. Быстро!

+1

17

- Зато теперь я тоже смогу войти в Гард, - авторитетно заявил младшенький, прежде чем негромко рассмеяться. Алек не только всячески опекал их на правах старшего - у совершеннолетних нефилимов были и другие привилегии, одной из которых была возможность присутствовать на скучнейших собраниях взрослых. Парабатай этим очень гордился и часто повторял вслух, что ему наконец-то можно было простить после сегодняшнего дня. Или завтрашнего.
Джейс вообще редко переживал о нарушенных правилах, не говоря уже о дне, когда он не заметил призрака. Вот так, ни ангела ни разу не видел, ни призрака. К этому же списку можно было отнести девушку Алека, но Вэйланд предпочитал оставить данную сферу влияния Иззи, которой собственной бурной личной жизни всегда было мало. Охотника же устраивал совершенно не забитый график друга, в который всегда можно вклиниться с очередной авантюрой. Например, поездкой на другой континент, какой бы плановой она не была.
Несмотря на стопроцентную уверенность в собственной неотразимости, тот факт, что все смотрели только на него подтверждал, что руна сработала. Охотник довольно улыбнулся - что ж, как минимум, брата он "спас". Ряды преследователей пополнила аргентинская полиция, сейчас выступившая вперед в качестве примирительной стороны. Даже оружие не достали, провоцируя Вэйланда закатить глаза. Впрочем, хорошее настроение быстро вернулось к нему. Невидимый для примитивных Алек демонстрировал чудеса изобретательности, мирными, но забавными выходками выводя одного за другим преграждающих путь к выход людей. Своим значительным вкладом в собственное освобождение нефилим гордо считал скинутую коробку, одну подножку и то, что удержался от бурной жестикуляции телекинетика в бою. Ему даже уходить не хотелось, но Лайтвуд давно уже скрыл и его, ожидая отступления.
Само собой, никто их не преследовал. Может, их и попробовали поискать внутри помещения, но после у сотрудников супермаркета явно хватило работы по наведению порядка. Сумеречные охотники же снова оказались на жаркой, залитой уже начинающим клониться к закату солнцем. И, несмотря на то, что вечер только начинался, оправдывать название профессии не хотелось - хотелось вернуться на огражденную, как всегда немноголюдную территорию нефилимов, даже если там был дефицит гигиены.
- Знаешь, с демонами как-то проще, - отсмеявшись и уже перестав оглядывать назад, философски изрек молодой человек. Он стащил с себя кожаную куртку, предварительно похлопав ту по карманам, чтобы оттуда не вывалился телефон или стило. Последнее было ему дорого по факту, а средство связи стоило поберечь хотя бы потому, что покупка нового заставила бы их вновь пойти в магазин. - Ну там, волей небес, по благословению Конклава и личного морального удовлетворения ради приговариваю тебя к адамантотерапии. Изыди. И ты герой, спасший человечество, которое потом ловит тебя в супермаркете за небольшой погром.
Ему осталось только театрально вздохнуть, но вместо этого привычная вэйландовская улыбка стала только шире. Чуть наклонившись, он запустил руку в карман куртки, выуживая оттуда небольшой продолговатый предмет ярко-голубого цвета, подобранный им с пола в момент скольжения по полу, который так невысоко был оценен парабатаем. Он не был уверен, что стащил именно ту самую, уроненную Алеку вместе со стеллажом, но лучше так, чем признать свое полное поражение супермаркету. Слегка покачав ею, он протянул брату вторую руку для их фирменного рукопожатия.

Варианты финальной фразы хд

1) Я же Джейс Вэйланд, смекаешь? хд
2) Мне не нужна победа, мне нужен ты. не мог не хд
3) Пришел, увидел, победил.
4) Скажи кариесу нет. Или там было про перхоть? хд

+1

18

Алек с упрёком взглянул на Джейса. Потому что шуточка про Гард, серьезно?.. Если он хотел войти туда подсудимым, мог бы и не напрягаться настолько сильно, с охраной и полицией. Ну пнул бы главу местного института, что ли, нахамил бы его детям. Мелковато для отсылки в Идрис на суд, но ведь всегда можно попросить о самом строгом наказании. Алек мог бы и сам его сопроводить. Хотя скажи он это сейчас и вызовет череду усмешек в свою сторону. Почему-то ни Джейс, ни Изабель не ценили по достоинству то, что Алек повзрослел раньше них, что логично, и что мог ступать в закрытые для детей помещения.
К счастью, Джейс не стал делать ничего нового, чтобы отправиться в Гард. Он лишь совсем немного поучаствовал в этом хаосе, видимо, понимая, что будет корить себя, если не скинет хоть одну коробку. Вот так вот, даже  Джейс Великий Поборник Чистоты Вэйланд умел мусорить.
- Демонов хотя бы можно убивать, - и то такое себе убийство. Они просто отправляли паскудников обратно в их демонские измерения, а дальше неизвестно что и как. - Я не предлагал сейчас убивать людей. Просто было бы проще, если бы нам не приходилось так беспокоиться об их безопасности, - исключительно рациональная, а не бунтарская мысль. Они сумеречные охотники, они клялись защищать весь мир от демонов, оберегать человеческий мир от знаний о том, что они в этом мире не одни. Поэтому никакого членовредительства людишкам, хоть на ногу в метро можно было кому-нибудь бы наступить. Но секретность необходима, ровно как и сохранение людей. Чтобы их миры не мешали друг другу. Чтобы был баланс. Чтобы брались новые сумеречные охотники. Что, конечно, неактуально, ведь Чашу Смерти их нефилимский мир успешно профукал. Но если бы не пришлось печься о каждом синяке или сломанной конечности случайных свидетелей, то и с демонами сражаться было бы легче.
А потом началось небольшое представление от мистера Пафоса.  Алек было подумал что парабатай головой удариться успел. Или воды токсичной  наглотался. Впал в шок от того, что увидел на ком-то такие же джинсы как у него. Но за долгим вступлением скрывалась... Голубая зубная щётка. Лайтвуд посмотрел удивлённо на это вот недоразумение в руках брата, потом на самого брата, затем закатил глаза и улыбнулся. Вот ведь гаденыш, вот зачем ему нужны были лишние кульбиты в супермаркете! Алек забрал щётку и по-парабатайски пожал руку Джейса, долго не отпуская её после этого. Смотрел на него с весёлым укором и привычным восхищением.
- Про перхоть, Джейс. И ты знаешь, её у меня нет.
***
Сумеречные охотники из Нью-Йорка, когда прекратили предаваться парабатайству направо и налево, все же добрались до местного института. Там на них не смотрели волками и не пытались устроить экзекуцию. Видимо, никто пока не узнал, что к инциденту в супермаркете причастны именно нет. А по истечению срока давности все и вовсе можно будет скинуть на банду байкеров-циркачей-иллюзионистов.
Вечером, после того как их приветливо сытно накормили, Алек оставил Джейса на какое-то время одного. Ему нужно было связаться с домом, а родители не очень сильно любили мобильные телефоны. Весь разговор занял не больше пяти минут и куда более интересными показались тихие переговоры главы этого Института с одним из подчиненных. Алек отчитывался матери о том, как прошёл полет и обосновались ли они, а вторым ухом слушал чужой разговор. Подслушивал фактически, но ведь он же не таился за дверью или стеной. Значит информация не была секретной. Поэтому Алек тут же пошёл сливать её Джейсу, надеясь, что тот поймёт намёк.
- За городом вечеринка у пикси с возможными запрещёнными веществами, и никто не собирается с этим ничего делать. Ах, да, тебе привет от родителей.

+1


Вы здесь » Shadowhunters. Последний исполин » flashback » Приключения без риска бывают только в Диснейленде.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC